17 Лет
Вот уже 17 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.

усыновите.ру

«Трудные» дети? Что такое быть родителем приемного подростка

 

Подростки считаются одной из «трудных» категорий детей, принимаемых в семьи. Не все приемные родители готовы брать детей переходного возраста. Но даже в 17 лет ребенку нужна семья, чтобы получить опору, тепло и близкое окружение. К тому, чтобы быть родителем приемного подростка, нужно подготовиться, но результаты этой непростой родительской работы того стоят.

Сейчас в детских учреждениях в основном находятся так называемые трудноустраиваемые категории детей, в том числе – подростки, их почти 80 процентов среди детдомовцев. При этом детям нужно выйти в жизнь подготовленным -как с точки зрения бытовых вопросов, так и в социальной сфере, во взаимодействии с обществом. Но, по статистике, социализируются далеко не все – а лишь примерно 10 процентов. Многие склонны к зависимостям, другие выпускники детских домов связываются с криминальным миром, а еще 10 процентов гибнут в прямом смысле слова. Подростки – одна из самых уязвимых категорий детей-сирот.

Vk - Наталия Мишанина

Мишанина Н.В. - семейный и детский психолог, специалист по детско-родительским отношениям, автор и ведущая тренинговых программ для детей, взрослых и специалистов, ведущая Школ приемных родителей, эксперт в области психологии сиротства и семейного устройства

«Сейчас дети вообще взрослеют медленнее. А сироты и вовсе в 18 лет внезапно оказываются один на один с огромным незнакомым миром. Они не имеют опыта жизни в социуме, не умеют вести быт, не привыкли быть самостоятельными, дисциплинированными и ответственными, не осознают, зачем им учиться, как строить карьеру. И конечно, ребенок в 18 лет, да и дальше – а выпускник детского дома фактически еще ребенок, несформировавшаяся личность – без опоры и помощи не справляется со своей жизнью», - рассказывает Наталия Мишанина, семейный и детский психолог, специалист по детско-родительским отношениям, автор и ведущая тренинговых программ для детей, взрослых и специалистов, ведущая Школ приемных родителей, эксперт в области психологии сиротства и семейного устройства.

В то же время быть приемными родителями для подростка тоже не просто. Как отмечает психолог, чаще всего семью может ждать непростая взаимная адаптация. «Повзрослевшие дети уже имеют свои устоявшиеся привычки, свои жизненные установки, не всегда правильные. Часто такой ребенок может занимать иждивенческую позицию – и нужно будет научить его тому, что семья – это когда все вместе, друг за друга, это команда. Наконец, подростку нужно будет погружаться в реальный мир, ему незнакомый. Учеба тоже хромает, и часто подростки находятся на более низком психоэмоциональном и интеллектуальном уровне развития, чем их реальный возраст. Поэтому родителям нужен большой ресурс», - отмечает Наталия Мишанина.

Успеть вовремя: нужна ли подростку семья?

Есть стереотипное мнение общества, что подростку-детдомовцу, тем более уже лет в 16-17, не нужна семья – скоро же он станет совершеннолетним, что ему могут дать год-два в семье? Разве можно его изменить за это время?

«Да, в подростке много травм, это следы прошлого, он напитан чувствами обиды, вины, страха, он считает себя преданным, ненужным. Часто их восприятие себя – это мысли «Я плохой», «Все из-за меня»,  - поясняет Наталия Мишанина. – Они не наполнены жизненной энергией. Поэтому такой ребенок и не проявляет интереса и активности в построении своего будущего, он часто инфантилен, многого не знает. Вот почему ему нужен взрослый рядом. И конечно, семья – это самый лучший и правильный способ наполнения подростка опытом, знаниями, ресурсами».

Как отмечают психологи, в свои 15-17 лет подросток, живущий в детском доме, может фактически соответствовать незрелости ребенка, несмотря на внешность и возраст. Подчас приемные родители сталкиваются с незнанием ребенком самых банальных бытовых моментов: подростки не умеют включить плиту или стиральную машинку, не знают, как гладить вещи. Выпускники детских домов часто совершенно беспомощны: они не знают, как платить за услуги ЖКХ, как вызвать сантехника, как самому заменить лампочку, и так далее.

И самое важное  - конечно, семья дает еще и психологический ресурс, душевное тепло, а не только знания. «В любом возрасте любой человек нуждается в поддержке и семье. И дети одна из наиболее уязвимых категорий, а тем более находящиеся в возрастном кризисе. Подростковость - самый яркий кризис, - подчеркивает Елена Туманова, социальный психолог, консультант по семейному  устройству, приемная мама. - Да, считается, что это момент сепарации, но подростки, хоть и пытаются отделяться от взрослых, все равно в них нуждаются,  - хотя бы чтобы было потом от кого отделяться. Несмотря на колючесть подростков, они все равно тянутся к нам: взрослый человек помогает ребенку сориентироваться в мире, вытаскивает из передряг, дает какие-то жизненные уроки, помогает плыть самостоятельно. А не имея такой поддержки, на выходе из детского дома подростки совершенно не приспособлены ко взрослому миру».

Facebook - Елена Мачинская (Туманова)

Туманова Е. - социальный психолог, консультант по семейному  устройству, приемная мама

Да, замечает Елена Туманова, есть и еще один вариант поддержки подростков в детских домах: взрослый-волонтер, но это немного иная ситуация: «Волонтер, скорее, друг, поддержка, это немножко другая система отношений и взаимной коммуникации. Что позволено другу, не позволено родителю, и наоборот. Одно другого не исключает, наставник лучше, чем ничего, но все же это гораздо меньше, чем родитель».

Подросткам нужно выйти в жизнь самостоятельными. Поэтому нужно устраивать их в семьи. Это дает значимый эффект, дети меняются. Они становятся более адаптивными, спокойными, у них есть тыл, человек, который их поддержит.

«Мне 44 года, и мне нужны мои родители, мне хочется, чтобы они были здоровы, я не могу жить без своих близких: мужа, детей. И вообще сложно себе представить, как человек может один выжить в этом мире, - говорит Диана Машкова, многодетная приемная мама, писатель, основатель АНО "Азбука семьи". – И даже если подросток приходит в семью в 17 лет, он обретает близких людей на всю жизнь. Когда мы принимаем подростка, мы же не говорим, что это всего на несколько лет. Ребенок навсегда входит в систему наших семейных отношений, становится сыном или дочерью».

Instagram - diana.mashkova

Машкова Д.В. - многодетная приемная мама, писатель, основатель АНО "Азбука семьи"

Да, многие говорят, что изменить подростка за короткое время не получится. Но и нет такой цели: нельзя и не получится менять другого человека, ломать его. Зато, считает Диана Машкова, можно создать доверительную и благожелательную среду, которая спровоцирует изменения. Если подросток захочет сам, чтобы эти изменения с ним произошли, они станут возможны.

Современный мир таков, что взросление в целом затянуто, не только у приемного подростка. Дети оканчивают школу в 17 и даже 18 лет, впереди еще учеба в колледже или вузе, взросление приходит годам к 25. Но если у семейного ребенка все это время есть опора в виде мамы и папы, бабушек и дедушек, других родных, он может прийти за советом, за поддержкой, у него есть крыша над головой, он ощущает себя нужным и важным, то дети из детских домов мало того, что в 18 лет по понятным причинам не готовы к самостоятельной жизни, у них и опоры такой нет. «Причем мы прекрасно знаем, что подавляющее число выпускников, выходя в 18 лет из детского дома, не получают сразу квартиру или какое-то другое жилье, - говорит Диана Машкова. - И им приходится в одиночку решать сразу массу проблем: где жить, где учиться, как работать, что вообще делать с этой непонятной взрослой жизнью. Навыка строить эту жизнь и вообще быть вне коллектива, отвечать самому за себя у него нет и не может быть. Перед глазами не было примера семьи, где бы он мог видеть, как его родители зарабатывают, как распределяют бюджет, как ведут быт. Всего этого он не умеет».  А семья может помочь как минимум дать эту модель «как жить»: дать понимание, откуда взрослый человек берет ресурсы, понимание, что все дается трудом, и нет администрации учреждения, которая обо всем заботится: еде, одежде, досуге. То есть семья - это модель реальной жизни. Образец отношений между мужчиной и женщиной, детьми и родителями. Часто выпускники детских домов вообще не умеют общаться, боятся людей, не могут обратиться за помощью, им сложно пойти в какие-то инстанции, собрать документы – для них это сверхнавыки. И даже год-два-три в семье – это отличная практика жизни в реальности, а не в искусственной атмосфере учреждения.

«Когда Гоша пришел в нашу семью, ему было уже 16,5 лет. И он был в очень опасном положении, на него было заведено уголовное дело, он прогуливал школу, его не допускали к экзаменам, был и алкоголь, и ранние половые отношения… Было все, кроме понимания, куда ему идти, кем ему стать, как справиться с этой жизнью, - рассказывает Диана о собственном родительском опыте. - При этом, будучи уже все-таки взрослым юношей и увидев на примере нашей семьи, что можно жить по-другому, он справился, нашел собственный путь. И ничего специального я не делала – ломать человека бессмысленно. А вот выстраивать отношения, доверительный контакт, вместе заниматься интересным для нас обоих делом оказалось очень полезно. Я предложила Гоше вместе написать книгу – рассказать о жизни ребенка в детском доме. Так появилась книга «Меня зовут Гоша. История сироты». Это сблизило нас. И у Гоши у самого появилось желание жить иначе. Сейчас то, каким он был и каким стал, - это как будто два разных человека. В нем раскрылись прекрасные качества -  педагогические способности, творческие наклонности. Но ведь все это было в нем заложено от рождения, только в условиях, когда он был ничей, никому не нужный, эти таланты не могли раскрыться. И Гоша - далеко не единственный пример. Многие подростки, обретя семью, меняют свой путь».

Лана Истомина, многодетная приемная мама (в семье 12 детей, из них 3 кровных, остальные приемные; 4 уже выросли, сейчас в семье 8 несовершеннолетних детей), опытная мама подростков, подчеркивает, что то, как ведут себя дети в детском доме и выпускники детских домов, - проблема не генов, а травмы. Исследования подтверждают, что саморазрушительное поведение, алкоголь, наркотики, склонность к риску, легкость в сексуальных контактах, низкая степень образованности и нежелание это исправить – это типичное поведение травмированного человека. «Детей калечат взрослые. Но и излечиться ребенок может с помощью взрослых. Чтобы после такого травматического опыта измениться и, возможно, переписать судьбу, нужны здоровые отношения со своим значимым взрослым. Это самое главное, даже не учеба и не помощь в поиске работы, не обучение бытовым делам, а отношения», - убеждена Лана Истомина.

Instagram - lana_istomina_

Истомина Л. - многодетная приемная мама

«Мне никто не нужен»: чего ожидают подростки от приемной семьи?

Но почему подростки часто отрицают для себя семью? Эксперты отмечают, что часто это лишь внешние проявления. Да, мы можем услышать: «Я не хочу, мне это не надо». Но колючесть вообще характерна для любого подростка, даже для кровного. А у детей в детдомах, возможно, из-за большого опыта травмирующих обстоятельств так проходит кризис, у них он более яркий, поясняет Елена Туманова. «Даже домашний ребенок в 12 лет может сказать: «Я сам все решаю». Однако это не значит, что он взрослый и можно отдать ему жизнь в собственное пилотирование. Часто наши неоперившиеся дети не умеют выстраивать взрослые отношения, не умеют работать, строить профессиональный путь, и понимают, что это сложная и непосильная задача. Так что подсознательно каждый из них понимает, что семья – это та важная опора, которая будет необходимым стартом», - замечает психолог.

Да, часто подростки-детдомовцы изображают холодность – но это футляр, они прячут свои истинные эмоции, боясь в очередной раз проявить искренние чувства и быть осмеянными или наткнуться на равнодушие. «Этот лед в душах детей можно постепенно растопить. Когда устанавливается эмоциональный контакт между родителем и подростком, ребенок раскроется. Часто заявления подростков «не хочу в семью» - просто бравада. Зато так же часто дети сами подходят к потенциальным приемным родителям, приходящим в детский дом, пытаются знакомиться, заинтересовать собой. А некоторые и в открытую просят: «Заберите меня»». Ребенок, истосковавшийся по человеческому теплу и заботе, конечно, хочет жить в нормальной семье», - говорит Наталия Мишанина.

Подростки часто говорят «мне не нужна семья» только потому, что уже не верят, что их позовут в семью, считает Диана Машкова. Или у ребенка был травмирующий опыт жизни в кровной или даже уже в приемной семье. Он обжегся и делает вывод, что ничего хорошего все равно не получится. «Но на самом деле, когда начинаешь глубоко общаться с ребятами, и они чувствуют, что ты искренне интересуешься их личностью, что тебе не все равно, - тогда постепенно дети начинают раскрываться. И выясняется, что семью они все же хотят», - говорит эксперт. Дети боятся остаться совершенно одни и выйти из детского дома в никуда. Они не готовы раскрываться всем подряд, но в ходе зарождающегося доверия свое желание они могут формулировать.

Лана Истомина не встречала еще ребенка, который на самом деле не хотел бы в семью. А слова «да мне семья не нужна» - чаще проявление отчаяния. «Дети ходят на «дни аиста» - встречи с кандидатами - а их не выбирают, многие ищут маленьких детей. Не выбирают раз, другой, третий, десятый, двадцать пятый. Это невыносимо больно. У каждого ребенка в детском доме уже произошла в жизни настоящая трагедия, и порой не одна: их уже предавали люди, которых они любили, а теперь они тоже никому не нужны. Сколько можно продержаться в этом разочаровании и отчаянии и не разрушаться? В итоге они идут по пути возвращения себе контроля над ситуацией, защищаясь от боли и страха: «Это не меня не выбирают. Это Я не хочу в семью»», - объясняет Лана Истомина.

А еще бывает, что дети считают, что, уйдя в приемную семью, предадут кровных родителей. И боятся предать любимых. «В этом случае надо просто объяснить, что дети не должны быть в детском доме. Лучше любая семья, но не учреждение. Государство никогда не заменит маму и папу, - рассказывает Лана Истомина. - Мы говорили нашим детям, что, если их мама с папой восстановятся в правах – прекрасно, мы будем рады воссоединению, но ждать этого нужно в семье, а де в детском доме. И конечно, сами сотрудники учреждений должны доносить эту мысль до детей: детский дом - это временно».

Чего подростки ждут от семьи? Представления у них разные, порой смешные. При этом пойти в семью подростки могут, и руководствуясь своими соображениями, рассказывает психолог: «ради прикола», «интересно, а как люди живут в семье» и даже «мне это будет удобнее», «выгоднее», «проще». Да, ребенок может понимать, что семья поможет ему, например, подготовиться к поступлению в вуз, поддержит. Позже из этого могут вырасти настоящие доверительные отношения, и у ребенка возникнет осознанное чувство важности семьи. А бывает, рассказывает Наталия Мишанина, что подросток сам инициирует возврат в детский дом, когда понимает, что не сложилось, что он зря согласился – а соглашаться дети могут даже опять же из-за инфантильности, постеснявшись отказать. «В таких случаях подросток может даже намеренно проявлять разрушительное поведение, чтобы спровоцировать родителей на расставание и возврат. Чтобы предотвратить подобное, надо всегда внимательно прислушиваться к порывам и своим, и ребенка, обдумать интересы и цели обеих сторон, интересы и возможности, и принимать решение осознанно», - советует Наталия Мишанина.

«Гоша ждал, что он будет богат, что все его желания будут сразу исполняться. Я думаю, что адекватные ожидания редки, - рассказывает Диана Машкова. - Но главное, как бережно обойдутся родители с этими ожиданиями. Ломать об колено не надо, надо постепенно показать реальность. Семья – чтобы ребенок в будущем справился со своей жизнью, чтобы удовлетворить базовые потребности и помочь стать взрослым, зрелым человеком. А стать зрелым сегодня непросто для любого ребенка».

 

Трудности перевода: к чему нужно быть готовым родителю приемного подростка

Пожалуй, самое серьезное, с чем сталкивается приемный родитель подростка – те самые подростковые проблемы, да еще и накладывающиеся на период адаптации, говорит Елена Туманова. Да, они не сильно отличаются от подростковых проблем кровного ребенка, но они ярче. Это сепарация, желание независимости: «Хочу сам управлять своей жизнью, делать что хочу и когда хочу. Хочу курить и пить, потому что я взрослый». Также подросток может вспоминать про кровную семью, общаться с кровными родственниками, что не всегда просто и приятно приемным родителям, может сравнивать, что тоже тяжело. В подростке уже могут быть сформированы свои привычки, порой негативные, от которых не так легко избавиться.

«Одна из моих дочерей, попавшая в нашу семью уже подростком, имела опыт жизни в сильно криминализованной среде. Отчим, дядя сидели по тяжелым статьям. Эта атмосфера повлияла на нее, она считала тот образ жизни, который видела в кровной семье, приемлемым. Ситуация, когда дети пьют и курят, дочь воспринимала как норму. То есть это был не просто подростковый бунт, ее мировоззрение накладывалось на жизненный опыт, - рассказывает Елена Туманова. - Она, например, даже говорила, что хочет выйти замуж за зэка, потому что они «живут по понятиям, у них все четко, не то, что у ученых каких-нибудь». Было очень сложно пересилить, проработать эти установки. На эту работу ушло года два, постепенно удалось заменить ее подходы другими жизненными принципами».

Стоит отметить, что многие ШПР, в том числе в благотворительных фондах, сегодня специализируются на подготовке родителей для подростков. Там говорят о том, с чем можно столкнуться. А источник трудностей зачастую кроется как раз в самих приемных родителях, которые имели иллюзии по поводу своего родительства. «Над ними довлеют мифы. Например, родители ждут благодарности от ребенка, а подросток «не ценит». Когда иллюзии разбиваются, это очень болезненно для родителей. Но дело в том, что ребенок не «не ценит», а он просто так привык, приучен. Подросткам, например, вообще не свойственно проявлять чистоплотность и хозяйственность, а многие родители воспринимают неопрятность подростков как их личные выпады, обижаются, проявления, обиды, считают, что он делает это специально, выводит из себя. Вот почему мы говорим о том, что родитель должен усиленно подготовиться, чтобы иметь ресурс принять подростка и уметь строить с ним взаимоотношения», - поясняет Елена Туманова.

Кроме того, если у родителя есть ощущение, что поведение ребенка - это не подростковый кризис, а проявления травмы – болезненность отношений, кошмары,  - лучше обратиться к психологам, специалистам, психиатрам.

Для родителя самым сложным является оставаться собой и быть готовым к тому, что ожидания не будут совпадать с реальностью, а еще – к самым различным испытаниям, считает Диана Машкова. «Мы ждем от 17-летнего подростка, что он в быту будет достаточно самостоятелен, умеет позаботиться о себе, содержать комнату в порядке и так далее. А на деле получаем по сути 7-летнего ребенка, который вообще не понимает, что как устроено – как включить плиту или стиральную машинку, как покупать продукты, как пользоваться туалетом. Таких моментов у нас было очень много, - рассказывает Диана Машкова. - Для Гоши было очень многое загадкой. Он пытался, например, готовить, делал что-то по ночам, а утром мы в мусорном ведре видели его неудачи – не получившийся кекс или блины. Или он уходил из дома и не закрывал дверь – это привычка еще из детского дома. Бывают и более сложные ситуации. Когда у ребенка сложилась уже система установок, например, что я ничего не буду делать, мне все должны, и это он транслирует. А родитель, вместо раздражения, должен проявлять взрослую позицию, сохранять самообладание и объяснять, как правильно вести себя».

Могут также проявиться неожиданные болезни, неожиданное поведение – систематическая ложь, уже вошедшая в привычку, воровство, отказ от учебы. Поэтому недостаточно просто пройти ШПР. Если вы принимаете в семью подростка, надо продолжать свое образование, взаимодействовать с психологом, общаться с опытными приемными родителями. «Приемный подросток - это зона личностного роста для родителей, и каждый новый подросток приносит в семью что-то новое», - подчеркивает Диана Машкова.

Лана Истомина считает самым сложным для родителя приемного подростка уметь справляться с собой, а не с ребенком: «Не использовать токсичные манеры общения, следить за тоном, не сбиваться на не самые здоровые паттерны, впитанные большинством из нас еще с детства. Всегда быть во взрослой позиции, понимать, что взрослый, например, не может обижаться на ребенка - это не взрослая позиция. Не впадать в позицию жертвы, в любой ситуации понимать, что ответственность  - всегда на взрослом. Еще я бы добавила, что воспитывать любимых детей одно удовольствие».

А еще приход подростка в семью поможет вам узнать и много интересного и порой неприятного о себе, говорит Лана Истомина: «Ты думала, что ты хороший человек и многое делаешь правильно? Приемный ребенок может подсветить все несовершенства, стать отличным тренажером по самосовершенствованию. В любом конфликте лучше искать не его, а свои ошибки. А это гораздо сложнее, конечно».

Возможно, многие поступки подростка будут казаться неприемлемыми, или глупыми, или вы будете сталкиваться с проявлениями травм, с агрессией. Важно помнить, советует Наталия Мишанина, что подростку еще предстоит научиться вести себя иначе, иначе реагировать, проявлять себя. Задача родителя-  не отвечать раздражением на агрессию, показать, что к ребенку в любом случае относятся с уважением, но и при этом нужно удержать вожжи, чтобы ребенок обосновался в семье, не руша ни себя, ни границы семьи, приняв семейные правила. Излишняя демократичность тоже может навредить. Но и напускная строгость может быть ошибкой, ребенку будет казаться, что его не принимают, не понимают. Самое важное – искренность в отношениях. А трудности в семье с подростками порой принимать не как проблему, а как задачу или даже приключение.

Есть ряд мудрых подходов, которые стоит усвоить родителям приемных подростков.

 - «Дети могут провоцировать вас – это проверка, ребенок смотрит на вашу реакцию. Умейте выходить из конфликта, показывайте пример, разговаривайте, находите решение вместе», - говорит Наталия Мишанина.

 - Уважайте прошлое ребенка. Возможно, подросток хочет общаться с биологическими родителями. Запрещать на ровном месте не стоит. Если есть задача установить взаимодействие с кровной семьей, это надо сделать максимально аккуратно, а чувства ребенка должны быть главным критерием. Кровные родственники не должны разрушить вашу семейную систему. «Но отвергать прошлое ребенка нельзя. Также не стоит негативно отзываться о кровных близких ребенка, это еще одна травма для него. И никогда, конечно же, не говорите «будешь, как твои родители» - это табу», - советует Наталия Мишанина.

 - Избавьтесь от попытки геройствовать. Не требуйте от ребенка отдачи в чувствах, и не взваливайте на него завышенные ожидания. Это может сломать и без того перегруженную психику подростка.

 - Не ждите любви. Иначе ситуация может быть ранящей для обеих сторон. Лучше принимайте ситуацию иначе: вы даете поддержку и помощь. Любовь придет сама, если установится взаимное доверие, появятся точки соприкосновения. Даже если ее не случится, теплые чувства возникнут и прорастут.

- Сохраняйте иерархию. Подросток должен понимать, что вы родитель, а не приятель. Важно удерживать границы, не бойтесь проявить характер. «Почувствовав нашу слабину, подросток может пытаться рушить наши правила. Взрослый должен быть образцом для ребенка. Также пробуйте находить общие интересы, чтобы сближаться с ребенком – так вы построите дружеские отношения. Также не забудьте и об интересах кровных детей. Приход подростка в семью не должен ее расшатать или разрушить, задача – обновить, но сохранить семейную систему», - говорит Наталия Мишанина.

Мама или друг?

Кстати, родители действительно часто переживают, что подросток все же остается «в отдалении», не называет мамой, не внедряется глубоко в семью, как это могло бы получиться с ребенком, который бы жил в семье с малых лет.

Когда мы принимаем детей старшего возраста, мы понимаем, что главная задача – помощь, считает Диана Машкова. «Родитель должен стать для них проводником в самостоятельную жизнь. И в этом случае решение за ребенком, как ему называть нас – мамой или по имени. Да, наверное, сложно не переживать по этому поводу, но все же от нас зависит, как мы будем воспринимать ситуацию. Развивающееся доверие влияет на то, когда ваш ребенок назовет вас мамой. Это может случиться и в 25 лет. И это будет неожиданной наградой. А может и не случиться. Ставить перед собой такую цель не стоит».

Подростку, напоминает эксперт, тоже тяжело принять, что у него может быть две мамы. Одна родила, другая помогает вырасти. Лучше снижать собственную тревожность по этому поводу, возможно, проработать этот вопрос с психологом.

Лана Истомина поддерживает идею о главной цели родительства – помочь: «У меня, например, нет никакого пиетета перед словом «мама», в него можно и не вкладывать сакральный смысл. У нас были варианты, когда дети с порога просто спрашивали, как мы предпочитаем, чтобы нас называли. Да, когда ты мама для них - это незабываемые ощущения, но если слова «мама» нет – не слова определяют отношения. Опять же, всегда можно сказать так: «Я тебе мама, а ты мне сын (дочь), я так чувствую. Ты можешь чувствовать по-другому, это твое право. Если сможешь - когда-нибудь назовешь меня мамой, не сможешь – мне будет жаль, но не это главное». Вообще, в отношениях все гораздо глубже. И если ребенок не готов на такую близость – ну, что ж, может быть, позже».

Тем не менее, для всех детей в семье Истоминых, кроме одного, с которым отношений построить не получилось, Лана и Игорь действительно мама и папа. «Средний возраст попадания в семью у наших детей – 14-15 лет. Большая часть общается с кровными родственниками, в том числе с родителями. Это не мешает им считать родителями нас: детям хочется детства и нормальных взрослых рядом», - замечает приемная мама.

Удивительные открытия: опыт приемных родителей

Приемные родители находят свои методы налаживания отношений с подростками, и они срабатывают. Диана Машкова считает главным лайфхаком общее творчество. С Гошей писали книгу, с Даней вели YouTube-канал, Даша, которой уже скоро исполнится 20 лет и она живет отдельно, помогает маме сейчас в соцсетях. Общее дело сближает. Еще одна необходимая составляющая – уважительное отношение к подростку и к его истории. Третий лайфхак – быть максимально открытыми с подростками и не строить из себя идеальных людей. «Лучше рассказывать о себе открыто, в том числе и о своих ошибках в юности», - советует Диана Машкова.

Что касается неожиданных изменений в детях, Гоша проявил свои таланты, причем самостоятельно, без давления. «Для меня стал неожиданностью его педагогический дар, который он начал проявлять в отношениях с нашей младшей дочкой Дашей, а еще литературный талант, он очень хорошо выражает свои мысли на бумаге. И совсем неожиданно было увидеть в Гоше режиссера – он поставил спектакль по мотивам романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» - сам писал сценарий, подбирал актеров из студентов колледжа, ставил танцы, подбирал костюмы, и получился полноценный большой спектакль, - рассказывает Диана Машкова. - Мы с мужем сидели в первом ряду и плакали от счастья. Но это не мы привили ему эти таланты – он с ними родился». Просто ребенок, оказавшись наконец в безопасности, получив опыт, что можно жить иначе, освободил свою творческую энергию.

Тот путь, по которому идет подросток, как раз демонстрирует нужность семьи для него. Причем свой родительский вклад можно увидеть позже, ближе к 25-30 годам ребенка. «Если человек выбирает путь социальный – создать семью, зарабатывать честным трудом, он сумел избежать зависимостей и криминала, а это трудно с травматическим опытом сироты  - это доказывает, что семья тот самый якорь, который позволяет удержаться в этом мире, - говорит Диана Машкова. - Конечно, бывает и так, что никакие усилия семьи или общества не могут побороть тяжелый опыт прошлого. И это не значит, что родители не старались. Поэтому я за принцип «Делай что должно, и будь что будет». Мы вкладываем максимум, но не ждем результата, чтобы потом не разочаровываться. С Гошей, например, мы уже видим результаты. С другими детьми таких итогов пока подвести нельзя, путь не завершен, Даша и Даня ещё в поиске себя. Мы рядом, хотя и не живем под одной крышей».

А еще полезно не завышать планку ожиданий. «В сложные минуты мне еще помогало снижать свои ожидания до почти нуля. Когда мне казалось, что ничего не получается, я себе говорила, что я это делаю для того, чтобы его дети не попали в детский дом. Если не попадут – это уже будет хорошо. Ведь сиротские династии – это очень частая история.  Все страхи и тревоги относительно детей - они у нас в голове. И можно эти страхи убирать, чтобы они не портили отношения с детьми», - говорит Лана Истомина.

Главный лайфхак, которым делится Лана Истомина, - искать свои ошибки, когда ребенок ведет себя плохо: «В руках у родителя огромная власть и огромная ответственность. От нас многое зависит в поведении детей. Как правило, при исправлении своих недостатков, дети начинают меняться тоже».

Еще не стоит поддаваться соблазну сразу напирать на учебу. «Когда видишь размеры педагогической запущенности, бедный словарный запас, сразу хочется это немедленно исправлять. Но все развитие идет только из точки покоя, а попаданию в семью – это огромный стресс. И если совмещать учебу с налаживанием отношений не получается – надо отставить в сторону успехи в учебе, главное – это отношения», - отмечает Лана Истомина. Ребенок сможет прожить счастливую жизнь и без пятерок и даже не сдав ЕГЭ. А вот жить счастливо и построить свою будущую жизнь без отношений с родителями будет гораздо сложнее.

Ну а если не складывается привязанность к ребенку, стоит вести себя так, как будто вы его уже любите, рекомендует Лана Истомина: «Это меняет и тон, и выражение лица. Я настраивалась перед тем, как что-то сказать. И это сработало как волшебство. Обоюдные чувства пришли довольно быстро».

Первый приемный сын семьи Истоминых с рождения был в детском доме, пришел в семью в 15 лет. «У него была жуткая характеристика, за плохое поведение его отправляли в психушку, нам говорили, что мы с ним не справимся, вернем, и что они тогда будут там с ним делать? Уже потом мы узнали, что Лев начал воровать, появились наркотики, алкоголь. Учился он с двойки на тройку. Но мы успели сдернуть его со ступеньки уходящего в никуда поезда, - рассказывает Лана Истомина. - Сейчас Льву 23 года. Он работает, инвестирует, заканчивает Финансовый университет при правительстве РФ, факультет бизнес-информатики. Он очень балует младших детей в семье, они его обожают. Наши отношения ничем не отличаются от хороших отношений кровных родственников. Мы его любим, он любит нас, мы одна семья и нам страшно представить, что когда-то мы могли струсить и не решиться».

На самом деле, почти с каждым ребенком в семье происходят удивительные метаморфозы, замечает Лана Истомина: «Ребенок на «входе» в семью и ребенок в 18+ это совсем разные дети. С очень разной судьбой. И когда ты один раз видел это чудо, хочется повторить его снова и снова. Да и просто это чудо – были чужие люди, а стали родными. И на одного любимого человека у тебя стало больше».

Ненадолго или навсегда?

Да, нужно быть готовым к тому, что наше родительское время с подростком недолго. Часто бывает, что после 18 лет наш приемный ребенок отправляется в самостоятельную жизнь. Но все бывает по-разному. Иногда семья растит приемного ребенка с нуля до 18 лет, а потом связи с ним нет, люди расстаются и даже вспоминают друг о друге как о кошмаре. А бывает, что подросток только год успевает провести в приемной семье, но потом поддерживает с ней отношения всю жизнь. Многое зависит от привязанности, от взаимного доверия и уважения, от схожести характеров и интересов – очень много факторов. Важнее всего помнить нашу цель: мы и растим ребенка для того, чтобы он стал самостоятельным, чтобы наш вклад в детей был продуктивным.

Часто подростки считают свою жизнь в семье временной – воспринимают это как трамплин, а дальше намерены идти самостоятельно. А приемные родители считают, что именно семья для подростка главная цель. Этот конфликт интересов может приводить к недопониманию. Лучше, чтобы потом не расстраиваться, сразу принять ситуацию, что когда-нибудь приемный подросток, как и все наши дети, вылетит из гнезда. Да, семья для него – определенный жизненный этап, не самоцель. Мы не можем присвоить своих детей.

В то же время в этом свободном полете совершеннолетний молодой человек (по сути, часто еще остающийся ребенком) может столкнуться с трудностями, которые ему не по силам. Хотелось отделиться – но не получилось. И тогда приходит осознание нужности связи с семьей. Возможно, ваш оперившийся птенец еще не раз прилетит обратно. Будьте готовы принять его, подбодрить, помочь и словом, и делом. Набивать шишки во взрослой жизни больно и страшно. Родитель нужен, он дает спокойствие, уверенность, надежность. А бывает, что ребенок так и не возвращается – если не сложилось доверительных отношений, если привычка жить по законам системы оказалась сильнее семейных ценностей.

Да, подростки уходят в самостоятельную жизнь, есть страх не успеть дать, не успеть научить тому, как все устроено. «С другой стороны, для меня это некий стимулирующий момент, - говорит Диана Машкова. - Когда мы с мужем пошли по пути принятия подростков, нам было уже около 40 лет. Мы решили, что принимать младенца было бы не очень правильно - нужен большой физический и временной ресурс, которого у нас уже не было. А вот с подростком это более короткая концентрированная история, когда максимальные усилия вкладываются в короткий период, а потом поддерживается контакт».

Задача семьи – не изменить ребенка, а дать опору, поддержку, ощущение тыла, понимание, что ты кому-то нужен. «Можно дать семью – сестер, братьев и маму с папой, и даже бабушку и дедушку. Очень многое можно успеть дать ребенку даже за 1-2 года. К тому же в день 18-летия отношения не заканчиваются, это история на всю жизнь. Можно стать родными людьми, пусть и не кровными», - говорит Лана Истомина.

Конечно, далеко не всегда этого срока хватает.  «Например, наш приемный сын Даня пробыл в нашей семье прожил всего год с небольшим, а потом ему дали собственное жилье. Он принял решение переехать, - рассказывает Диана Машкова. - Но при этом мы все рано постоянно на связи, у него есть место, куда он может прийти в любое время – когда трудно или когда хорошо. Мы у него навсегда».

Оставить ребенка в одиночестве в детском доме, без шанса познать жизнь в семье - это гораздо хуже, чем постараться посеять в нем ценные зерна силами приемных родителей. Что-то - рано или поздно, так или иначе - все равно прорастет.

«Задача родителя – сделать так, чтобы твой ребенок мог жить без тебя. Поэтому если подросток сепарируется – прекрасно, значит, мы сделали все так, как надо. А когда дети начинают жить отдельно, это не значит, что наши отношения прерываются. Мы все также рядом, поддерживаем, общаемся. Они помогают нам, мы – им, - рассказывает Лана Истомина. - Могут побыть с младшими, чтобы мы с мужем могли на свидание сходить. В общем, все, как если бы мы были кровными родными. Из 10 наших приемных детей пятеро уже взрослые, отношения не удалось сохранить только с одним. На семейные праздники, на Новый Год, на свои дни рождения, на семейные традиции в наш дом съезжаются все дети. И это самые чудесные дни. Мы создали какой-то волшебный союз неродных по крови, но родных по духу людей. Дети еще и между собой очень дружны, и даже наблюдать за этим огромное счастье. А уж быть причастным – счастье втройне».

Марина Лепина

 

Спонсор статьи - ООО «Газпром трансгаз Москва»

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

28 Июня 2022

По инициативе Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Марии Львовой-Беловой 28-29 июня в Санкт-Петербурге состоится Первый межрегиональный форум «Подростки 360». Мероприятие пройдет на площадках Санкт-Петербургского государственного университета, организовано Центром развития социальных проектов при поддержке Министерства просвещения Российской Федерации.

14 Июня 2022

В этот четверг (16 июня) в 10:00 (мск) смотрите очередной вебинар в рамках Университета приемных семей "Усыновите.ру"

09 Июня 2022

Саша — бывший воспитанник детского дома, чьи дневники уже появлялись на «Меле». Он рассказывал, чему учит жизнь в «баторе» («интернат» на сленге), как он привыкал к Москве и почему любит животных. Вместе с фондом «Измени одну жизнь» мы продолжаем рассказывать Сашину историю: на этот раз серия о любви и отношениях в интернате.

31 Мая 2022

По данным Рособрнадзора, на участие в ЕГЭ в этом году зарегистрировалось 649 тысяч выпускников. Самым массовым остается ЕГЭ по русскому языку, второе место занимает математика. Сколько среди выпускников – детей из приемных семей и выпускников детдомов, статистика нам не ответит, но эксперты утверждают, что этим ребятам, несмотря на привилегии в поступлении, учеба дается непросто. Как мотивировать такого подростка на учебу? Какую профессию выбрать, если ты восьмиклассник-троечник? На эти вопросы "РГ" ответили авторы и участники социально-образовательного проекта "ВыборПрофи".