16 Лет
Вот уже 16 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.

усыновите.ру

Судеб скрещение

«Семья вслепую» - риск для будущего как взрослых, так и детей. Только тщательный подбор и учитывание прошлого, склонностей, характера, различных особенностей, потребностей ребенка и совпадения интересов, возможностей, традиций семьи, которая готова его взять, гарантируют успешный результат, убеждены эксперты, психологи и опытные приемные родители.

Сегодня в детских домах остаются в основном сложные категории детей. Выбирать ребенка наугад, руководствуясь своими спонтанными желаниями, идеями и порой ложной уверенностью в своих силах нельзя – это грозит сложностями в будущем, вплоть до возвратов. Кроме того, эксперты сферы приемного родительства убеждены, что нельзя просто раздавать детей, как игрушки: необходимо учитывать не только мнение ребенка, тем более если он уже старше 10 лет, но и его историю, потребности, интересы. Не только он должен понравиться приемным маме и папе, но и они и вся семья – ему. Должны совпасть интересы, стремления, темпераменты – очень многое. Кстати, тут важна еще и позиция как родителей, так и специалистов: надо быть открытыми к сотрудничеству. Пора вырабатывать более профессиональный подход: подбирать не ребенка, а семью.

 

Ребенок – сторона получающая, родитель – сторона дающая

Задача всех, кто занимается семейным устройством детей, - сделать так, чтобы родители могли и хотели удовлетворять индивидуальные потребности ребенка, а они бывают очень разными. Сегодня в сиротских учреждениях много детей с особенностями здоровья, к тому же большинство воспитанников - подростки. И далеко не каждый родитель справится с ребенком с особыми потребностями; не у каждой пары есть компетенции, чтобы воспитывать подростков. «Поэтому подход, когда прежде всего учитываются интересы и потребности ребенка, обоснован со всех точек зрения, - убеждена Диана Машкова, многодетная приемная мама, писатель, основатель АНО "Азбука семьи". - Нет задачи удовлетворить семью – «заказчиком» в семейном устройстве выступает ребенок. А если мы и дальше будем исходить только из желаний родителей, как это закрепилось в России, то о развитии семейного устройства речи в принципе не пойдет: уже сегодня огромное количество кандидатов в приемные родители хотят принять в семью максимально здорового маленького ребенка, лет до 3-5. Таких желающих большинство, из опыта и наблюдений - около 80%. Но это диссонирует с реальностью: в детских домах здоровых малышей почти нет, там как раз много детей с особенностями здоровья, и порядка 80 процентов - подростки старше 10 лет. Значит, будущих приемных родителей нужно искать и обучать, исходя из этой реальности».

Instagram - diana.mashkova

Машкова Д.В. - многодетная приемная мама, писатель, основатель АНО "Азбука семьи"

Как напоминает Диана Машкова, подход «семья для ребенка» применяется во многих странах Европы, например, во Франции, в Англии. Ребенок является по сути социальным клиентом. К моменту, когда выявляется ребенок, которому нужна семья – обычно сначала пытаются работать с кровной семьёй, но в некоторых случаях угроза жизни и здоровью не позволяет избежать изъятия - специалист, социальный работник, уже знаком с его особенностями, характером, потребностями. «Специалист взвешивает, может ли ребенок, допустим, жить в семье, где есть другие дети или не может, потому что ему нужно, чтобы мама и папа полностью были заняты им и его реабилитацией или медицинскими потребностями. Может ли ребенок пойти в семью, где есть только мама, достаточно ли будет ему только женской направляющей, или без влияния мужчины, папы этому ребенку будет невозможно себя регулировать, - рассказывает Диана Машкова. - Нюансы зависят от состояния ребенка, его здоровья, его детского опыта, психологических травм, событий и переживаний прошлого. И уже после прояснения максимально полной картины формируется запрос на поиск подходящих родителей, ищут семьи, которые подходят этому ребенку. Если у ребенка сложное заболевание, то оценивается, может ли семья обеспечить уход, лечение, будут ли у родителей время и ресурсы. Есть ли доступная среда в доме или удастся ли разместить пандусы и другие необходимые элементы, если ребенок на коляске. И так далее».

Vk.com - Наталия Мезенцева

Мезенцева Н. - психолог "Детской Деревни- SOS Лаврово"

Кстати, вовсе не значит, что подбор семьи для ребенка противоречит обратному принципу. Как отмечает Наталья Мезенцева, психолог "Детской Деревни- SOS Лаврово", подходы «семья ищет ребенка» и «семью подбирают под ребенка» не взаимоисключающие: «Более того, их даже можно совместить. У нас есть разный опыт в этой работе. Бывает, когда семья готова и родители ищут ребенка, а органы опеки, в свою очередь, говорят - есть конкретный ребенок и нужно подобрать ему семью. И тут интересы всех сторон сходятся. Но самое главное, о чем всегда нужно помнить: ребенок входит в новую систему, и в иерархии отношений со взрослыми ребенок - это тот, кто получает - заботу, внимание, поддержку, а родители – принимающая сторона, которая дает то, что нужно. И если мы говорим, что нужно подбирать семью под ребенка, то родители должны быть готовы встретить ребенка со всеми его данностями, с его жизненным багажом».

Наталия Мишанина, семейный и детский психолог, специалист по детско-родительским отношениям, автор и ведущая тренинговых программ для детей, взрослых и специалистов, ведущая Школ приемных родителей, эксперт в области психологии сиротства и семейного устройства, подчеркивает, что именно на родителе лежит ответственность за то, что в его семью приходит ребенок, и семья должна четко понимать, какие у нее есть ресурсы, чтобы воспитать детей достойно, подготовить к жизни. А еще семья должна быть готова к рискам - в период адаптации, в школьное время и так далее. «Поэтому стоит особый акцент делать на ответственности родителя. Второй важный момент – сейчас уже вводится диагностика родителей, но не все соглашаются с этим подходом и не хотят проверять свою психологическую готовность быть приемным родителем. И мы видим, что не у каждого есть осознанность в этом вопросе. Все еще приходят в ШПР люди с посылом: «Хочу ребенка». Но какого ребенка? И ставит ли родитель перед собой вопрос «Смогу ли я?». В итоге в практике много случаев, когда родитель вроде бы проходит ШПР, советуется с психологами, но многие проходят этот путь на эйфории, на посыле «Я хочу», но не готовы психологически, - рассказывает Наталия Мишанина. - И берут ребенка без раздумий, даже не зная его истории, его травм. Или считают: «Да, у других были проблемы, но со мной такого точно не случится»». Эта самоуверенность может стать причиной бед, подчеркивает психолог. Неадекватно оценив свои ресурсы, не узнав историю ребенка, поддавшись порывам и иллюзиям, потом человек приходит к пониманию «Я не могу», или «Я чувствую рядом с этим ребенком несостоятельной матерью», «Он не слышит меня, у него нет мотивации», «Он не ходит в школу» и так далее. А все это в том числе последствия того, что многое не было продумано на берегу.

Vk - Наталия Мишанина

Мишанина Н.В. - семейный и детский психолог, специалист по детско-родительским отношениям, автор и ведущая тренинговых программ для детей, взрослых и специалистов, ведущая Школ приемных родителей, эксперт в области психологии сиротства и семейного устройства

 

«Вот почему мы говорим о том, что прежде всего нужно смотреть на ресурсность родителей и подбирать семью для ребенка, которому там будет хорошо и комфортно. Если сам родитель травмирован, а на ШПР это выявляется, мы говорим – не торопитесь, с этим надо поработать. Иначе в непроработанную семью притянется ребенок с похожей травмой, и они будут спотыкаться на отношениях. Поэтому нужен профессиональный подход, и самое лучшее – профессиональная семья. А когда родитель выбирает ребенка «под себя», это похоже выбор сапог в магазине – «эти не подошли  - найду другие». Такой истории быть вообще не должно. Нужно смотреть на опыт семьи, на совпадения темпераментов, возможностей, способностей», - говорит Наталия Мишанина.

Facebook - Марина Аксенова

Аксенова М. - директор благотворительного фонда «Солнечный город»

 

Марина Аксенова, директор благотворительного фонда «Солнечный город»: «Практическая поддержка профессиональных семей помогает создать условия для приема детей в семью», убеждена, что подбор семьи для ребенка – это первая профилактическая мера вторичных отказов: «Нашей службе сопровождения замещающих семей 7 лет, и мы сталкиваемся со случаями, когда семьи обращаются к нам за помощью в кризисной ситуации, а специалисты понимают, что этой семьи вообще не должно было быть: родители не были готовы, или они и ребенок не подходят друг к другу. Было понятно порой, что сохранять ребенка в этой семье неправильно. В итоге специалисты выступают как кризисные менеджеры, перемещают ребенка в другую семью, а это тоже разрыв привязанностей. Этого нужно максимально избегать».

Несколько лет назад в результате определенных усилий, предпринятых государством, банк данных детей-сирот, содержащихся в учреждениях, сократился со 150 тысяч до 48 тысяч детей,  и это уже хорошо. Но, считает Марина Аксенова, наступает период, когда можно переходить к более профессиональному подбору семей: и система не так перегружена, и с кровной семьей специалисты работают больше: «Думаю, что пора перестраивать систему на индивидуальную работу с каждым случаем, на индивидуальный подбор «ребенок-семья», чего не было изначально заложено в работу. Но пока специалисты, которые занимаются подбором, не являются квалифицированными в сфере психологии сиротства, детства, и семьи. У них нет компетенции соединения судеб.  Я помню, как однажды специалист на вопрос, почему она не хочет отдать ребенка конкретной маме, ответила: «Чую, не любит она детей». И я начала думать, как бы это «чую» вообще убрать. Это непрофессионально, а подбирать пару «ребенок-родитель» нужно, руководствуясь не эмоциями или предположениями, а совершенно конкретными принципами».

 

Ищем точки соприкосновения

Как напоминает Наталья Мезенцева, есть вещи, на которые мы можем повлиять, а есть такие, изменить которые мы не подвластны, а значит, нужно принимать взвешенное решение, а не руководствоваться эмоциями.

Например, мы не можем изменить жизненный опыт ребенка или особенности его темперамента, природные данные. «Если он активен, так будет всегда. Или если ребенок крайне медлительный, созерцательный – это тоже данность и с этим нужно будет примириться. То есть даже такие простые вещи могут создавать конфликт, если родители не совпадают с ребенком. Родителю-интроверту сложно будет настраиваться на ребенка-экстраверта, в котором много энергии и который будет ориентироваться на внешнюю жизнь. И наоборот», - отмечает Наталья Мезенцева. «Семья должна быть реабилитирующим и защищающим местом для ребенка, таким, где ему дадут максимально реализовать все свои возможности. И конечно, при устройстве ребенка в семью нужно учитывать его склонности – и интересы родителей и их ресурсы. Например, если родители активны и занимаются спортом, то они смогут дать максимум ребенку, который тоже увлечен спортом. Или, скажем, в музыкальной семье успешно будет развиваться ребенок, который склонен к творчеству, у которого есть музыкальные способности», - поясняет Галия Бубнова, многодетная мама, усыновитель, приемная мама, руководитель Ассоциации приемных родителей-опекунов и попечителей «Столичная семья».

Facebook - Галия Бубнова

Бубнова Г. - многодетная мама, усыновитель, приемная мама, руководитель Ассоциации приемных родителей-опекунов и попечителей «Столичная семья».

 

Есть особенности здоровья, интеллекта – здесь что-то можно корректировать, что-то нет.

И наконец, есть особенности биологической семьи. «С культурными, национальными особенностями и традициями бороться не получится. И вообще наличие кровных родственников, которые желают общаться с ребенком, тоже придется учитывать», - говорит Наталья Мезенцева.

Таким образом, важно чтобы принимающая сторона – родители – эти моменты осознавала и была готова это принять, а не «переделывать» потом ребенка. Значит, самый правильный путь – совместить родителей и ребенка в наиболее подходящем варианте.

Часто бывает, что родитель, принимая ребенка, идет на этот шаг из благих намерений. И думает, что любви достаточно, и негативный прошлый опыт ребенка останется за пределами семьи. Но это не так, напоминает Наталья Мезенцева. Более того, бывает, что, когда ребенок понимает, что в приемной семье безопасно, и взрослым он может доверять, он раскрепощается и привносит в семью свои травмирующие истории. Иногда даже проигрывает их с новыми родителями, или делится ими. И родитель должен быть к этому готовым. «Поэтому, в зависимости от истории ребенка, к родителям будут предъявляться разные требования, и кому-то понадобится дополнительная подготовка и ресурсы, чтобы дать этому ребенку другую жизнь и возможности. То есть ребенку нужна такая семья, которая примет конкретно его, с его вводными. А ребенку важно и в новой семье сохранить корни и историю, чтобы это не было обрывом связей», - поясняет эксперт.

Поэтому, кроме позиции «Он мне нравится, мне с ним хорошо», важны совпадения. «Эмоциональный ресурс потом истощается – и вот тогда заработает совпадение темпераментов, эмоциональных особенностей, культурных кодов, - предостерегает Наталья Мезенцева. - Когда родитель это осознает, ему проще налаживать процесс отношений. И он начинается с хорошей базы: «Ты мне подходишь, я рад взять тебя в семью», а не с порыва «Мне тебя жаль, я помогу». Это и звучит по-другому, и переживается иначе».

Галия Бубнова убеждена, что родитель должен учитывать, чем он еще, помимо любви и заботы, может быть полезен ребенку: «Например, у меня есть опыт принятия детей с синдромом Дауна, и моя семья будет максимально полезной ребенку с такими нарушениями. А чтобы начать помогать ребенку с ДЦП, например, мне придется самой многое узнать и изучить, это займет время, - стоит ли его тратить, если такого ребенка может принять семья, которая уже знает, как с таким ребенком работать. Или: мы знали, например, что нам не подойдет ребенок, переживший сексуальное насилие, потому что наша семья очень тактильная. Мы обнимаемся, целуемся, занимаемся с детьми гимнастикой, берем их на руки, а такой ребенок наши привычки может расценить негативно. Или, скажем, когда берут ребенка в семью, живущую в глубинке, а ему нужно серьезное лечение, операции – да, ты дашь ему любовь, но не вылечишь его, и это неправильно». Семья Галии и Алексея Бубновых сейчас готовятся принять в семью следующего ребенка и уже продумывают, что они смогут ему дать: потребности ребенка – в приоритете, при этом ребенок должен вписаться в уклад семьи.

 

В чьих руках стыковка?

Безусловно, помочь ребенку и родителям найти друг друга, и не ошибиться в этом выборе, должны специалисты. Но, как полагает Наталья Мезенцева, например, для органов опеки это не ключевая тема. Более того, бывают ситуации, когда органы опеки просто подкидывают уже знакомым и опытным приемным семьям новых и новых детей, без раздумий о том, подходят ли они друг другу, просто по принципу «кто везет, на том и едут».  Но это неправильный подход. А когда органы опеки дают сложных детей неопытным родителям, это опять же двойная травма: и родитель мучается, и ребенок.

«Мы видим в итоге, что статистика отказов и возвратов растет. Пока чаще всего подбором семьи и ребенка друг для друга занимаются благотворительные фонды в сотрудничестве со специалистами детских учреждений», - рассказывает Наталья Мезенцева.

Работой с подбором семьи и ребенка пока государственная система в одиночку справиться не может – она перегружена. Хотя, по идее, такую задачу, думаю, надо ставить учреждениям системы соцзащиты. Но сейчас нагрузка на специалистов очень большая, поясняет специалист, растет и количество приемных семей, которые у них на сопровождении. Однако сам вопрос о подборе системы «семья-ребенок» уже пора ставить, это важно. «Мы же не на передержку ребенка отдаем, а ищем для него поддерживающую заботливую семью. Первые эмоции родителей проходят, и не должно быть иллюзий, важно чтобы родитель и ребенок совпали. Чувство любви может и не прийти, а желание помочь уйдет, - подчеркивает Наталья Мезенцева. - При этом старый простой алгоритм – пройти ШПР, собрать справки и искать ребенка – уже не работает. Стало понятно, что этого мало. Что родитель должен быть осознанным. А пока проблемы возникают, когда ребенок уже попал в семью, и тогда нужна помощь психологов, социальных работников. Значит, нужно делать все, чтобы исключить появление этих проблем изначально, для этого и нужен подбор семьи».

Чтобы реализовать такой подход, должна быть структура, которая бы оперировала базой данных на детей и на семьи, и нужна комплексная работа, считает Наталия Мишанина, причем начинать нужно с психологической диагностики, с поиска ресурсов семьи, а с другой стороны - должно идти изучение истории ребенка, его здоровья, его перемещений и разных травм. «Органы опеки должны получать готовый портрет семьи, а также иметь такой же готовый портрет конкретного ребенка, который есть в детском доме и которому нужны родители, и соединять их. В целом, это многоведомственная работа, - отмечает психолог. - Когда-то об этом мечтали в благотворительном профессиональном сообществе. И начало работы по сопровождению семьи – это как раз начало пути подбора ребенка и семьи друг для друга». И сейчас на практике такой подход реализуется. При многих центрах содействия семейному устройству есть свои ШПР, и они готовят родителей под своих детей, которые у них находятся. В таком подходе есть плюс: специалисты уже знают ребенка, его ведут психологи, воспитатели, и им легче подобрать семью под него.

Галия Бубнова уверена, что сотрудники учреждений должны быть активны в этом подходе: общаться с кандидатами, в беседах выяснять, могут ли они обеспечить потребности ребенка в реабилитации физической, психологической. И максимально рассказывать кандидатам, какая работа может потребоваться. Причем, по убеждению Галии Бубновой, в этом вопросе лучше быть честными: доносить до кандидатов, что они не потянут данного ребенка: «Нет ничего плохого, чтобы отказаться от идеи принять ребенка, если родитель почувствовал, что не справится. Родители порой признаются: «Я не знаю, как сказать «нет»». В итоге такая семья берет ребенка, но потом мучаются все, это никому не идет на пользу. Вот почему важно, чтобы специалисты работали с кандидатами. Лучше отказаться на берегу, до того, как войти в воду». Прозрачность и честность поможет избежать возврата.

 

Практические подходы

В рамках действующего законодательства, напоминает Марина Аксенова, работа по поиску семьи для ребенка спущена на специалистов муниципальных образований, в Новосибирской области их 43.  А министерство не влияет на выбор специалистов, несет только согласовательную функцию. Но повлиять на то, чтобы это огромное количество сотрудников было действительно высококвалифицированными специалистами, сложно, потому что присутствует еще и текучка кадров. В итоге за дело берутся сотрудники НКО. «Мне кажется удачным опыт Эстонии – там подбором занимаются специалисты высочайшего уровня квалификации с точки зрения работы с замещающими семьями. Они лучше родителей знают, какого ребенка в какую семью нужно подобрать.  И у них большой банк данных. Мы попробовали переместить этот опыт на нашу действительность, - рассказывает Марина Аксенова.  - Пришло время впускать в это технологии. И начали вместе с фондом «Измени одну жизнь» разрабатывать механизм. Кстати, в этом смысле правильным подходом кажется механизм сайтов знакомств -матрица подбора пар. В итоге при финансовой поддержке Фонда Владимира Потанина за 1 год и 3 месяца мы проработали и сделали сервис подбора семьи для ребенка «Все свои» https://vsdeti.ru/». Проект создавала команда специалистов практиков с большим опытом, психологи, специалисты ШПР, службы сопровождения замещающих семей и команда наставничества нашего фонда.

В платформе зашито 16 диагностик для родителей, они могут самостоятельно заполнить до 8 анкет, увидеть свои характеристики, это бесплатно и полезно любому человеку. Используются методики разной оценки характера, личности, семьи и так далее. Также родители указывают свои пожелания, чего они ждут от приемного родительства. В первую очередь оценивается ресурсность родителя.

Дети тоже заполняют анкету, с помощью специалистов учреждения. Кстати, механизм сервиса совершенствуется: сейчас стало понятно, что нужно также ввести оценку потенциала ребенка, его зон роста.

Машина выдает результат – и это ускоряет процесс, вручную люди потратили бы на это уйму времени. Специалисты учреждения и ШПР получают эти заключения. ШПР также проводит офлайн-диагностику (или онлайн через видеокамеру). Не исключается и тестирование семьи в оффлайн-формате, в реальной ситуации.

И только потом родитель может приступить к подбору ребенка из предложенных вариантов в базе: выпадает несколько анкет детей.  «Если процент совпадения больше 50 процентов, это уже хорошо. Родители, специалисты ШПР, органов опеки, специалисты учреждения видят, что и кому подобрала система. Так общими усилиями процесс доводится до финала.  В системе есть уже 220 детей. Мы готовы подключать к сервису и другие регионы- уже интересуются Башкирия, Чувашия. Мы также учим специалистов детских домов, ШПР использовать этот сервис», - подчеркивает Марина Аксенова.

Фонд «Ванечка» в свое время создал первую в России базу потенциальных приемных родителей. С помощью такого сервиса специалисты детских учреждений могут подбирать для детей семью. «Проект «Видеоанкета кандидата в приемные родители: как рассказать ребёнку о себе» https://vanechka.ru/for_children/videopassports запущен с ноября 2019 года. Сначала взяли пилотные регионы: это были Московская область, Ульяновская область, Свердловская область, Красноярский край и Вологодская область. Для ребенка 10-17 лет подбирается семья, которая бы соответствовала его потребностям, причем мнение ребенка становится одним из важных вопросов при подборе. А специалисты, психологи ведут обе стороны от создания анкет до факта знакомства ребенка и родителей. Ребенок с помощью специалиста знакомится с видеоанкетами родителей, с их семейными традициями, привычками. Он видит подходящие анкеты и может высказать свои пожелания, с кем бы хотел познакомиться.

«Такой подход помог превратить путь подбора и встречи ребенка и родителей индивидуальным. Ведь один ребенок мечтает о большой шумной семье, другой очень хочет, чтобы в семье были собаки или кошки, а третьему, наоборот, это не подойдет из-за заболеваний. Мы также учитываем близость кровных родных, например, бабушек и дедушек, к предполагаемой приемной семье, если ребенок хотел бы поддерживать с ними отношения. И так далее», -рассказывает Юлия Зимова,  руководитель проекта «Ванечка», член Общественной палаты РФ.

Facobook - Ю. Зимова

Зимова Ю.К. - руководител

В Московской области проект уже внедрен в работу. Сейчас обучение прошли еще 2 региона - Волгоградская и Липецкая область. Так же в процесс обучения включается третий регион - Башкортостан. На сайте проекта уже размещено более 50 анкет потенциальных приемных родителей. Благодаря проекту удалось создать 3 замечательные семьи.

Например, семья Елены и Ивана К. из Вологодской области одна из первых приняла участие в проекте. Анкету семьи показали двум братьям из Вологодской области. Мальчишки долго изучали семью, задавали много вопросов, очень заинтересовало то, что в семье мама работают в школе и преподает информатику. Ребята увлекаются компьютерными играми и хотят стать программистами. Большой интерес вызвал дом, в котором живет семья, мальчишки всегда мечтали иметь отдельную комнату, гулять во дворе и заниматься футболом, для этого во дворе есть футбольная площадка. Очень понравился уклад семьи, Елена и Иван любят путешествовать с детьми по нашей большой стране. Подумав, дети дали согласие на первое видеознакомство с потенциальными приемными родителями. В первый раз все прошло достаточно быстро, но душевно. Ребята стеснялись и больше отвечали на вопросы будущих мамы и папы. После первой видеовстречи они захотели продолжить общение, но помешал период пандемии, пришлось общаться по видео. За это время мальчики успели много узнать про семью, их увлечения, про родственников и детей, уже живущих в этой семье. «Как только немного ослабили ограничения семья сразу забрала ребят к себе. Адаптация прошла практически не заметно и для ребят, и для родителей. Сейчас парни учатся в кадетских классах, занимаются спортом и радуются жизни в своей новой, но такой родной семье», - говорит Юлия Зимова.

А в Свердловской области специалисты детского дома обратили внимание на видеоанкету семьи Елены и Алексея Д. из Ульяновской области. Они предложили воспитанникам своего учреждения брату и сестре Артуру и Эвелине познакомиться с потенциальными приемными родителями. Дети, после просмотра видеоанкеты, сразу дали свое согласие на дальнейшее онлайн знакомство. Детям очень понравилось, что семья живет в собственном доме, что есть домашние животные, курочки, поросята и большая собака. Понравилась доброта и улыбки приемных родителей. Ребята обратили внимание, что в семье много детей, и они очень дружные. Эвелина всегда хотели старшую сестру, а Артур - старшего брата. На видеосвязи ребята стеснялись, но специалист детского дома помогла им наладить контакт с кандидатами в приёмные родители. Елена и Алексей спросили у Артура и Эвелины, хотя ли они приехать к ним в гости, и те с радостью согласились. Но опять же из-за карантинных ограничений пришлось продолжить общаться по видеосвязи. Елена и дети показывали Эвелине и Артуру свою жизнь, вместе с ними «ходили» в огород и кормили животных. Ребята подружились с братьями и сестрами, даже еще не встречаясь вживую.  Поэтому, когда пришло время отправляться домой, дети чувствовали себя комфортно и практически не волновались, встретившись с семьей вживую. Сейчас дети адаптируются в новой семье, ходят в школу, помогают родителям по хозяйству, знакомятся с новым регионом, соседями, играют с домашними животными и много времени проводят со своими новыми братьями и сестрами.

В Детских деревнях SOS педагогическая команда – социальный педагог, психолог, директор или замдиректора – выезжает в реабилитационный центр, где находится ребенок. Первая встреча бывает даже без предположительного опекуна, потому что у приемной мамы могут срабатывать эмоции – «мне его жалко, в семье ему будет лучше, чем без меня». А приход ребенка в семью - стресс и для него, и для детей, которые уже там находятся, ведь семейная система меняется и расширяется, все должны быть готовы. «Поэтому сначала мы знакомимся с ребенком, собираем из разных источников информацию о нем, о его склонностях, характере, особенностях, - рассказывает Наталья Мезенцева. - И, с другой стороны, учитываем специфику семей, чтобы понять, какая семья могла бы принять конкретно этого ребенка. Например, у нас есть семья, у которой богатый опыт работы с подростками. Другая семья принимает только мальчиков, у мамы получается очень хорошо выстраивать контакт с мальчишками. Есть те, кто хочет маленького ребенка. И мы смотрим, как сможет этот вписаться в эту семью в целом. В любом случае приемная семья – лучшая альтернатива для ребенка, чем учреждение, но родители должны находиться в ресурсе, ведь это история не на месяцы и не на год, а порой на всю жизнь».

«Благодаря подходу «семья для ребенка, а не наоборот» ребенок не попадает в семью, которая формирует свои ожидания, исходя из личных иллюзий или мечтаний, а потом надеется, что он будет соответствовать им, - подчеркивает Диана Машкова. - Повторюсь, ключевая задача состоит в том, чтобы семья была способна удовлетворить базовые потребности ребенка – психологические, социальные, педагогические, бытовые, медицинские и так далее - только этом условии семейное устройство можно будет назвать успешным».

Марина Лепина

 

Спонсор статьи - ООО «Газпром трансгаз Москва»

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

20 Мая 2022

Когда НАДО обращаться к психиатру?! Вебинар в рамках "Университета приёмных семей Усыновите.ру"

19 Мая 2022

24 мая состоится следующий вебинар в рамках цикла вебинаров Университета приемных семей "Усыновите.ру"

18 Мая 2022

Цикл вебинаров для кандидатов и замещающих родителей «Правовые аспекты семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»

18 Мая 2022

В связи с большим количеством обращений в аппарат Уполномоченного по правам ребенка, публикуем ответы на самые частые вопросы граждан по устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вынужденно покинувших Донбасс, в семьи российских граждан.