15 Лет
Вот уже 15 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.

усыновите.ру

Папа в приёмной семье. Как это?

Четыре истории мужчин, которые смогли побороть мужской эгоизм и посвятить жизнь «чужим» детям

Когда мы представляем большую приемную семью, на первый план всегда выходит сильная, отважная, уверенная в себе и полная любви к детям женщина, мама. И почему-то забываем, что за спиной этой женщины (а чаще рядом с ней) стоит сильный, непробиваемый как скала и одновременно нежный и сентиментальный мужчина. Четыре приемных отца решились на откровенный разговор о том, как однажды «чужой» ребенок стал частью их жизни и изменил ее навсегда.

«Я всерьез испугался, что начну делить детей на свой-чужой»

Кимал Юсупов

Трое детей: один кровный, двое усыновленных.

Сегодня Кимал Юсупов – счастливый отец, у которого растет красавица дочка (7 лет) и два сына (4,5 и 1,5 года). И он готов спокойно и откровенно рассказывать о тех, временах, когда они с супругой долгие восемь лет мечтали о собственном ребенке, да все никак не получалось, и о том, как жена уговорила его пойти в Школу приемных родителей, а он сопротивлялся до последнего, потому что мужское эго не позволяло смириться с тем, что не получается зачать кровного ребенка. Наконец, об отце, мысли о котором все время возвращались к вопросу увидит ли он внуков.

«Тот разговор стал для меня решающим, - признается Кимал. – До этого, я не то, чтобы был против приемного ребенка, но мое мужское эго не давало покоя: ведь мы еще молоды и можем завести собственного».

Кимал все-таки поддался на уговоры жены и пошел вместе с ней в Школу приемных родителей. И тогда все изменилось.

«То ли преподаватели увлекли, то ли зажегся спортивный азарт, но останавливаться уже не хотелось. А когда вдруг осознал, что параллельно с твоим миром существует другой, странный и неправильный, где дети живут без родителей, - сомнений не осталось вообще. Я даже помню тот самый переломный момент. Мы делали в ШПР одно упражнение, когда руки людей связывают веревочками, как бы устанавливая связи между ними, а потом разрезают. И когда у тебя на руках осталось множество разрезанных веревочек, даже мне, взрослому мужчине, не удалось сдержать слез. А сколько таких разрезанных и порванных в клочья веревочек у детей, попавших в Детские дома», - рассказывает Кимал, и слышно, как дрожит его голос.

Семья Юсуповых закончила обучение, собрала документы и начала поиски своего ребенка. Тут уже как водится, мама хотела маленького сыночка, а папа – дочку. А судьба рассудила по-своему и подарила им и дочку, и сына – брата и сестру.

«Жена увидела в Федеральному банке данных детей, оставшихся без попечения родителей, девочку четырёх лет и мальчика 1,9 годика. Жена первая поехала с ним знакомиться, а потом позвонила и сказала, что нет причин не забрать мальчика. Ну а цвет его волос нас точно не смущает. Как говорят, у неё что-то ёкнуло. А я отнесся к нему достаточно спокойно. Зато, когда поехали знакомиться с его сестрой (а нас сразу предупредили, что найти маленькую девочку с голубыми глазами - не вариант, готовьтесь, к брату и сестре), вот тут уже ёкнуло у меня», - продолжает он.

И вспоминает, как приехали к ней в Детский дом, куда ее как раз недавно перевели из Дома ребенка, разлучив с братиком. Так захотелось забрать сразу обоих, но возникли серьезные сложности с оформлением документов, потому что у детей не было гражданства.

В какой-то момент даже жена Кимала дрогнула и готова была смотреть других детей в банке данных о он заявил по-мужски категорично: «Мы не в супермаркете, чтобы выбирать. Это наши дети, и мы их берём».

О первых месяцах жизни большой семьей Кимал сейчас вспоминает почти с улыбкой, но тогда было не до смеха. Маленький сын рыдал почти 40 дней без остановки и не слезал с материнских рук, не давая никому и близко к ним подойти. Дочку мучила бессонница и кошмары, она просыпалась вся в слезах и рассказывала, что кто-то страшный сидит в углу. Как это неудивительно, но она сразу почувствовала особую связь с папой и именно у него искала защиты.

«Чуть что, бежит ко мне, всё рассказывает, мы с ней стихи учим, играем…», - рассказывает Кимал о своей папиной дочке. И тут же жалуется, что у них большая проблема с соблюдением дисциплины: «Дети шалят, приходится что-то объяснять строгим голосом, иногда сильно журить… И каждый раз, как поднимешь голос, чувствуешь себя потом каким-то мерзавцем. Ведь у них столько всего за спиной, что не каждый взрослый вынесет, а тут ты со своим воспитанием».

Сейчас Кимал уверен, что их трудности адаптации были и не трудностями вовсе. И лишь укрепился в этом мнении, когда стал посещать клуб приемных отцов и узнал, какие у людей бывают по-настоящему неразрешимые проблемы.

Правда, признается Кимал, один раз он все-таки не на шутку испугался. Это было полтора года назад, когда появился на свет долгожданный кровный ребенок.

«Я всерьез испугался, что начну делить детей на свой-чужой. Помню, как позвонил папа и строго сказал: «Имей в виду: я не хочу узнать, что у вас в семье есть какое-то разделение». От его слов стало еще страшнее. Но когда малыш родился, я посмотрел на него, потом внутрь себя и понял, ничего не изменилось. Любви хватит на всех – и я выдохнул», - говорит Кимал.

По его словам, новый член семьи даже усилил любовь к старшим детям: «Мы же раньше не видели, как растут малыши, а тут впервые осознали, что такое грудничок. Он же такой маленький и беспомощный, его с рук не спускаешь. А как же наши дети были где-то там в одиночестве? Кто их качал, когда зубки резались, когда они болели? Это чувство всех нас еще больше сблизило».

Но возникла другая проблема: старшие дети стали спрашивать, кто они и откуда родом. Старшая дочка слишком хорошо помнила детский дом, чтобы поверить в то, что Кимал с женой ее родные родители. И тогда она придумала потрясающую историю об аисте, который нёс их с братом в корзине, но он пользовался  картой Гугл, а не Яндекс, заблудился и ошибочно унёс детей в Детский дом, но потом папа с мамой их все-таки нашли и забрали.

Однако беременная мама, а потом и появление в доме малыша, поставили крест на этой замечательной истории. И дочка вновь и вновь задает непростые вопросы родителям. А Кимал показывает детям мультфильмы про мамонтёнка, который искал маму, про Кунг-фу Панду, которого вырастил папа-гусь, и терпеливо объясняет, что настоящие родители – это не всегда те, кто тебя родил. Тем более, что темноволосые детки с азиатскими корнями оказались больше похожи на родителей с их татарской кровью, чем родной ребенок, который родился со светлыми волосами и зелеными глазами.

«Те, кто нас не знает, думают, что он и есть приемный», - смеется Кимал.

Приемный папа честно признается, что основной груз заботы лег на плечи жены. А он помогает по мере сил. Но зато он точно будет горой стоять за каждого из своих детей, чтобы тот ни натворил. «Любить ребёнка – это принимать его до конца таким, какой он есть», - заключил он.

Единственное, что пока не совсем удается отцу, так это снизить планку требований. Будучи отличником, окончившим школу с золотой медалью, он требует того же и от детей: «А они у нас пока еще «троечники». К счастью, когда приезжает в гости бабушка, она умеет отбалансировать наши требования и «хотелки».

Не забывает Кимал и о материальном благополучии семьи. «Когда появились дети, мы переехали из двухкомнатной квартиры в трехкомнатную. Сейчас поставил перед собой цель построить дом», — говорит он. – Но это всё мы делаем не только для детей, но и для себя».

Своей жизни без детей Кимал уже не представляет и даже, если бы была возможность отмотать время назад, и начать все сначала, он бы ничего не стал менять.

«Поначалу мне было сложно переломить собственную гордыню – как же так, я мужчина, и не могу родить своего. Но это проходит, когда ты устанавливаешь контакт с ребёнком, и тогда появляется другое чувство – гордость от того, что у тебя есть ребёнок, - делится он своим опытом. – Когда вы едете в Детский дом, слышите скрип ржавых ворот и понимаете, что вы сейчас поедете домой, а он останется лежать в казенной кровати… Это переворачивает весь ваш внутренний мир. Все, что казалось важным, все страхи – а где ребенок будет жить, что есть, что надевать – уходят на второй, третий, десятый план, а на первый выходит он – ваш ребёнок».

 

«Какой кайф наблюдать, как они, устроившись друг на друге на диване, вместе смотрят мультфильм»

Мстислав Городиский

15 детей: двое кровных, один усыновленный, 11 приемных, одна неофициальная дочка и трое внуков.

В семье Городиских все началось с искреннего желания помочь и волонтерства. В родной Пензе они в полном составе (папа, мама и двое «самодельных» детей) записались в волонтеры и организовывали познавательные лагерные смены для детишек из местного детского дома – вместе ходили в походы, ставили палатки и учились справляться со стихией, отправлялись в паломничество по святым местам и осваивали базовые навыки обычной жизни. Но однажды «все вышло из-под контроля и пошло не по плану».

gorodiski.jpg

Семья Городиских

«О том, чтобы взять ребенка в семью, первой заговорила моя супруга Наталья. Я же, как мужчина ответственный и здравомыслящий, представил все возможные трудности, которые непременно возникнут, и предложил подождать. Я всерьез опасался, что не смогу полюбить чужого ребенка. Одно дело – свой, ты видишь, как он растет и развивается на твоих глазах. И совсем другое – взять уже готового ребеночка, о котором ты не знаешь почти ничего. Обуть, одеть, накормить – с этим проблем нет, но сможешь ли ты подарить ему свою родительскую любовь?», - рассказывает Мстислав.

Примерно год Городиские читали специальную литературу, посещали родительские форумы и избавлялись от иллюзий.

Наконец, глава семейства принял решение: «Мы созрели».

«Желание взять ребенка крепло изо дня в день, и я понял, что рано или поздно мы все равно это сделаем. И вот мы подготовились, собрали документы и начали смотреть детишек. Но особо долго не смотрели: пришли, увидели, влюбились и забрали», - вспоминает он.

Так в семье появились все дети. «Мы с женой хорошо чувствуем друг друга и всегда смотрим в одну сторону. Поэтому увидев ребенка, сразу понимали – наш – раскрывали наши сердца и объятия и забирали в свою семью», - объясняет Мстислав и немного подумав, добавляет: «Я же очень сентиментальный человек, хотя внешне и не скажешь: 90 килограммов веча, чемпион России по кикбоксингу…».

И этот большой и сентиментальный мужчина начинает рассказывать об их самой первой неофициальной дочке. На тот момент девушке Ирине было уже 17 лет и Городиские стали ей вроде кураторов или наставников. «Супруга водила ее по магазинам, кафешкам, музеям, подружкам… вовлекала в нормальную взрослую жизнь», - вспоминает Мстислав.

А когда девушке исполнилось 18, Городиские (которые были всего-то лет на 10 старше) пригласили ее к себе, потому что жить выпускнице детдом было негде. Многие не поняли этого решения и предупреждали семью о последствиях. Но Городиские были уверены, что все делают правильно. Они помогли девушке получить образование, Мстислав, юрист по образованию и призванию, помог отсудить положенную Ирине квартиру.

«Мы просто хотели помочь подростку, а все переросло в очень теплые семейные отношения. На свадьбу она нас позвала как маму и папу. И сейчас, когда звонит, говорит: «Привет, мамуля! Привет, папуля!». А у меня есть чудесный зять и трое внуков», - отвечает разом всем скептикам Мстислав.

О том, как в семье появились еще пять детей, глава семейства рассказывает так: «Это, конечно, огромный груз ответственности и решение принять было непросто, но ситуация была безвыходной».

С этими детишкам Городиские были хорошо знакомы. Именно с ними они в качестве волонтеров ходили в культпоходы и жили в палатках в лесу.

«Собирались молодые ребята, договаривались с руководством детдома и забирали детей на несколько дней. Мы занимались с ними, учили разным полезным штукам, придумывали целые программы для их социализации. Дети были очень разные, некоторые очень сложные, но мы умудрялись как-то с ними ладить. А они нас боготворили и каждый старался показать себя с лучшей стороны, потому что в душе каждый мечтал попасть в семьи волонтеров», - рассказывает Мстислав.

В итоге почти так все и вышло. Детский дом решили закрыть, а детей, которых не успели раздать, должны были перевести в другой детский дом за 150 километров. И тогда в семье Городиских почти одновременно появились пять подростков в возрасте от 12 до 15 лет – две пары брат и сестра и их друг.

«Взвешивали все не семь, и не десять раз. Я к тому моменту неплохо зарабатывал, но одно дело, когда семья из пяти человек, и совсем другое, когда появляются еще пять подростков. А им и пространство нужно, и гаджеты, и модная одежда… Но мы рискнули. Решили, раз Бог дал детей, то даст и на детей. Собственно, так и получилось. Но трудностей было очень много, не только финансовых, но и психологических», - вспоминает Мстислав.

Начиналось все прекрасно. Но конфетно-букетный период, когда всем все нравится и все хотят друг другу понравиться, быстро закончился и начался непростой этап притирки.

«Ребенок начинает чувствовать себя хозяином, показывать свое я. Нам помогло то, что мы друг друга довольно хорошо знали, сутками жили в палатках, вместе преодолевали трудности. И дети пришли в наш дом, уже имея внушительный запас уважения, хорошего отношения и желание понравиться и быть полезными. Но это не всегда спасало от трений и недоразумений. И тогда без мужской строгости и твердой руки было не обойтись. До рукоприкладства дело никогда не доходило, всегда удавалось все решить строгим разговором или даже взглядом», - делится своим опытом Мстислав.

Мальчишки, видели, на что способен папа на ринге и в спортзале. Их уважение к отцу лишь крепло, и они предусмотрительно старались не доводить до того, чтобы папа не дай Бог не вспылил.

«Это с мамой можно позволить себе покапризничать и немного похулиганить. Но если детей начинает заносить, маме часто достаточно просто произнести слово: «Папа». После этого обычно все успокаиваются, потому что точно знают, что папа — это такая сила, которую не стоит лишний раз беспокоить. А то папа придет и начнет хмурить брови», - описывает Мстислав свою роль в семье.

Но, к сожалению, не все можно разрешить строгим взглядом. Бывают моменты, когда настолько тяжело, что хочется рвать, метать и бить посуду. И тогда, уверен Мстислав, нужно вспомнить, что в семье взрослый ты и взять себя в руки.

Особое внимание родители уделяют тому, как выстраиваются отношения между детьми и следят за тем, чтобы каждый новый член семьи был принят с большой радостью. На словах все просто. Но сколько сил, родительской любви и самоотверженности вложено в то, чтобы подготовить детей.

«Мы идем к этом достаточно длительное время. Фотографируем, снимаем видео, звоним по телефону, знакомим всех друг с другом… Дети заранее знают, кто к нам приедет и готовят ему спальное место, игрушки. Это хорошо и для самого приемного ребенка, потому что он приходит не просто к двум незнакомы взрослым людям, а в дом, где уже живут такие же дети, и ему гораздо проще адаптироваться. Зато какой кайф наблюдать за тем, как они помогают и заботятся друг о друге или устроившись на диване вместе смотрят мультик, - описывает свое семейное счастье Мстислав. – Может, кто-то и не верит, но у нас полная гармония».

Старшие дети помогают младшим. Каждый старается быть полезным: кто-то подметает пол, кто-то собирает посуду, а кто-то сгребает траву во дворе или ужин готовит. Как говорит Мстислав, главное найти то, что получается у ребенка лучше всего, и доверить ему это самое ответственное дело. Но часто и поручать ничего не надо. Дети видят, что в семье Городиских никто не сидит без дела, и сами рвутся что-то делать.

Слушая, с какой любовью Мстислав рассказывает о своей большой семье, начинает казаться, что приемный ребенок – это легко и здорово. Но наш герой предостерегает от непродуманных и эмоциональных решений. Более того, он уверен, что не все смогут растить ребенка из детского дома. Прежде чем, решится взять ребенка, Мстислав советует виртуально переместить ребенка в вашу жизнь и представить, но только по-честному, как все будет происходить. Трезво оценить, от чего вы готовы отказаться и чем пожертвовать, чтобы освободить время на ребенка. Если детский смех, бесконечно грязная одежда, ежедневная готовка, залечивание неизвестно откуда появившихся ссадин и вытирание поп вас не смущает, то стоит попробовать.

«Трудно будет обязательно, - предупреждает Мстислав. – Но ради ребенка можно постараться. И все получится».

 

«Мы не родили их физически, но они – рожденные сердцем»

Эдуард Косиковский

28 детей: двое кровных, трое усыновленных, 23 приемных и 30 внуков.

Эдуард всегда мечтал о большой семье. И когда случилось землетрясение в Спитаксе в Армении, они с женой хотели взять себе армянских детей, оставшихся без родителей. Хотя на тот момент у них уже росли два маленьких сына. Но тогда не сложилось, а потом началась череда переездов. Сначала из Казахстана Косиковские переехали в Свердловскую область, а спустя несколько лет обосновались в Тверской области.

Однако желание помогать детям никуда не делось. Когда они еще жили на Урале Эдуард работал директором дома культуры, а его жена там же – художественным руководителем. Это были тяжелые перестроечные годы и Косиковские постоянно устраивали какие-то праздники для детей-беспризорников, которые обязательно заканчивались чаепитием с угощениями.

А уж когда они обзавелись своим домом в Тверской деревне, в их семье появился первый ребенок «рожденный сердцем», как называет приемных детей супруга Эдуарда.

gorodiski.jpg

Семья Косиковских

«Его привели наши родные дети, - вспоминает Эдуард. – Это был их друг, но мальчишке не повезло, имея большую семью, он оказался никому не нужен и рос фактически на улице. Он часто приходил к нам в дом, помогал сыновьям по хозяйству, а потом вместе с ними садился за стол. И однажды жена сказала: «Оставайся у нас». Он и остался».

 Тогда мальчишке было 14 лет. А сегодня это взрослый и состоявшийся мужчина, у которого самого уже пятеро детей.

«Потом удочерили девочку и… не смогли остановиться. Это, как вирус, который неизлечим, - рассказывает глава семейства. – Мы не берем детей, а принимаем в семью. Да, мы не рожаем их физически, но они рожденные через сердце. Мы их также любим и сопровождаем по жизни».

Эдуард по-настоящему гордится каждым своим ребенком, но во внуках души не чает. «Ни одному из них и в голову не придет, что дедушка неродной. Как это так? Вот ведь он, самый любимый и настоящий» - непреклонен самый родной дедушка Эдуард.

Рассказывать о своих детях он готов часами. Десять из них уже выросли и живут самостоятельно. Шестеро создали свои семьи.

Самому старшему Андрею уже 37 лет. Сейчас он с семьей живет в Свердловской области, но скоро должен переехать в отцовскую деревню, где для него уже построили большой дом на 10 человек – родителей и их восьмерых детей. Вирус приемного родительства в этой большой семьи, видимо, в крови.

Второй по старшинству сын Володя тоже построил большой деревенский дом для своей семьи, в которой уже 14 детей: двое самодельные, остальные приемные.

 

«Сначала дети нас заразили и поставили на путь приемного родительства, а теперь и сами делают то же самое – помогают детишкам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации», - поясняет Эдуард.

Все-таки Косиковские старшие – необыкновенные люди. Пока одни с большими сомнениями и страхами решаются принять в семью двоих или троих братьев и сестер, они не отказали в доме сразу шестерым.

«А что было делать? – спрашивает Эдуард. – Мать лишили родительских прав, дети оказались беспризорными, вот мы их всех и забрали».

К тому моменту в семья Косиковских было уже 12 детей.

Зато теперь вся семья нянчится с самой младшей из той шестерки Иришкой. Тогда ей было около годика, а сейчас это шустрая, залюбленная и избалованная старшими пятилетняя девчушка, которую родные в шутку называют поскребышем.

«У нас ни разу не было так, чтобы приехали в детский дом, глазки-кучеряшки понравились, и мы забрали, - вспоминает Эдуард. - Самые первые ребята, три брата появились у нас, потому что мы к тому моменту так затерроризировали местную администрацию и органы опеки, что они нам отдали самых сложных. Видимо, решили, что мы не справимся и вернем детей. А мы справились, и мальчишки оказались хорошими».

Но это сейчас они хорошие, а поначалу было очень непросто. Самый младший из них вообще, как Маугли, первые годы своей жизни спал в собачьей будке, и жене Эдуарда стоило огромных сил, чтобы адаптировать эту троицу к нормальной жизни. Но в результате все выросли и получили образование. А тот самый Маугли, вернувшись из армии, теперь стал первым женихом на деревне.

«Все это заслуга нашей мамы, - признается Эдуард. – Если бы не мамина любовь, ничего бы не сделали. Любовью все лечится. Вот только даже предположить боюсь, сколько слез она по ночам в подушку пролила».

Если за воспитание детей отвечает жена, то Эдуард стал главным добытчиком в семье. Но если случается, кого-то из детей занесет, тут без папиной помощи не обойтись. Правда, по словам Эдуарда, это редкий случай, чтобы мама с кем-то или с чем-то не справилась.

Об эмоциональном выгорании, усталости и нервных срывах в семье Косиковских, конечно, слышали, но что это такое на себе никогда не испытывали.

«Дети – это же не работа, от которой можно устать или перегореть. Это наш образ жизни, но не каждому дано так жить», - рассуждает Эдуард. – Нас часто спрашивают, зачем вы это делаете? А мы не можем по-другому. Мы подсели на наших детей как на наркотик. Когда видишь, какими они были и какие стали — это же настоящий кайф. А какое удовольствие наблюдать, как они находят свое место в жизни, создают семьи. А когда у них появляются свои дети и эти перепелки бегут к тебе и кричат: «Бабушка! Дедушка!», понимаешь, вот оно настоящее счастье. Не скрою, нам пришлось от многого отказаться и многим пожертвовать. Но мы сами выбрали свой путь».

Будущим приемным родителям Эдуард Косиковский советует прежде всего честно ответить на вопрос, зачем вы хотите это сделать. Вы хотите просто пожалеть и приласкать бедного сиротку или готовы помогать ребенку и учить его нормальной жизни?

«Жизнь – суровая и сложная штука. Ваша задача сделать так, чтобы ребенок прожил ее настоящим человеком. Стать скотиной – напиться, обвороваться –легко, а вот стать настоящим человеком, понимающим, работящим, ответственным – ой, как непросто. Именно этому мы и учим наших детей», - делится опытом Эдуард.

 

«Я не был готов к тому, что в моей жизни появится 16-летний подросток, но он сумел растопить сердце моей жены»

Денис Салтеев

5 детей: один кровный, четверо приемные.

Денис Салтеев один из тех приемных отцов, кто сам принимает решения и несет за них полную ответственность. В их семье путь к усыновлению был долгим - целых семь лет. Супруги сомневались, обсуждали, боялись не справиться, но в итоге пришли к решению, что обязательно примут ребенка.

gorodiski.jpg

Семья Дениса Салтеева и Дианы Машковой

«Так сложилось, что у нас с Дианой только одна кровная дочь. И в какой-то момент, когда мы уже достигли классического советского счастья – дача, квартира, машин – и довольно уверенно стояли на ногах, появилось желание кому-то помочь. Если ты уверен в том, что у тебя крепкая семья, и еще один ребенок для этого корабля будет не торпедой, которая пустит его ко дну, а парусом, нужно идти и помогать», - объясняет Денис свое решение.

Их путь к приемному родительству начался с волонтерства. Диана организовала волонтерскую поездку в учреждение для сирот. Супруги попали в столичный детский дом № 48.

 

«Девушки что-то внутри мыли и чистили, а мужчины – копали и красили на улице. Детей в учреждении в этот день не было, их куда-то вывезли. После субботника была довольно проникновенная лекция директора детского дома, в которой он спокойно и доходчиво рассказал о том, чего не хватает его подопечным, и какие из-за этого возникают сложности, - рассказывает Денис.

А не хватает им в первую очередь, родителей и семьи, значимого взрослого рядом, без контакта с которым невозможно нормально развиваться.

Эта волонтерская поездка напомнила нашему герою об одном случае, сильно поразившем его в детстве. Тогда 12-летний спортсмен отправился вместе с командой из школы Олимпийского резерва играть в соседний город.

«Как сейчас помню, это были Чебоксары. Нас поселили в свободном крыле детского дома. До сих пор перед глазами эти длинные коридоры, казенная желтая плитка, панцирные кровати. Я даже сначала подумал, что это пионерский лагерь. Но потом увидел, как в другом конце коридора в большой комнате играют мальчишки в темно-синей советской школьной форме. Я спросил у тренера, почему они в домашнюю одежду не переодеваются, их же мама накажет, если форму испортят. А он ответил: «У них нет родителей, они детдомовцы». На меня тогда накатил дикий ужас: я вдруг представил, что останусь один, без семьи, и меня на всю жизнь поместят в это закрытое помещение», - делится он своими детскими воспоминаниями.

После того субботника в детском доме супруги поняли, что помочь ребенку-сироте можно только одним способом – усыновить. И предприняли первую попытку собрать документы. Процесс оказался долгим, сложным и запутанным. Помочь никто особо не стремился, окружающие удивлялись и недоумевали, даже отговаривали Дениса: «Парень, тебе это зачем? Тебе же всего 30, своего еще родишь!». В итоге все закончилось неудачей из-за врача инфекциониста, который отказался давать Денису нужную справку из-за недавнего укуса клеща. Ее можно было бы дождаться, но к тому моменту истек бы срок действия всех остальных документов.

Вторую попытку Денис с Дианой предприняли пять лет спустя: «Толчком послужил «закон Димы Яковлева», принятый в 2013 году. Он, конечно, очень спорный, но зато четко решил два вопроса: была сделана максимально четкой и прозрачной процедура медицинского освидетельствования и введена обязательная Школа приемных родителей. И вот тогда мы с женой для себя решили: «Либо сейчас, либо никогда». И пошли учиться».

Отучившись и собрав документы, они стали рассылать их пор разным регионам, где, как предполагали, смогут найти ребенка. Им позвонили из Казани. За считанные часы, купив билеты и собрав вещи, они поехали знакомиться со своей младшей дочкой Дашей.

«Первое знакомство с ребенком – это всегда волнительно. Много страхов. Но нам помогла старшая дочь Нэлла. Она сказала, что Даша замечательная сестренка, нужно забирать ее и бежать», - делится он.

Пройдя непростой путь и став усыновителями, Денис и Диана решили поделиться своим опытом с другими - кого-то вдохновить, кого-то предостеречь - но главное развеять целый ворох стереотипов, которыми окружено приемное родительство. Диана написала книгу «Если б не было тебя», и вместе с Денисом они запустили сбор средств на издание специального тиража, который планировали развести по всей России и дарить всем выпускникам Школы приемных родителей. На их призыв откликнулись несколько тысяч человек и за очень короткое время они собрали необходимую сумму. Оказалось, что проблемы приемных детей волнуют многих, просто мало кто решался говорить об этом громко и во всеуслышание.

На презентацию книги в столичном Доме журналистов Диана и Денис пригласили известного приемного отца Романа Авдеева, основателя фонда «Арифметика добра». Диана познакомилась с ним годом ранее, когда брала интервью для другой своей книги - «Главные правила жизни». При поддержке Романа Авдеева они организовали клуб приемных родителей, чьи филиалы сегодня открыты во многих городах России.

«Клубы приемных родителей, которые объединили самых разных людей, сделали очень важное дело – запустили в России процесс усыновления подростков. На наших глазах стали образовываться новые семьи. Не все было гладко и просто, но при должном сопровождении специалистов, очень многое удавалось преодолеть», - со знанием дела говорит Денис и добавляет, что по статистике, большинство воспитанников детских домов – именно подростки.

Тогда же в их семье появилась Даша старшая. Сегодня ей уже 18, и она вовсю готовится к самостоятельно жизни. Следом за Дашей пришел мальчик Гоша.

«Я не был готов к тому, что в моей жизни появится 16-летний, уже сформировавшийся мальчик, но он очень творчески подошел к делу и сумел растопить сердце Дианы, - вспоминает Денис. – Начал с того, что прочел ее книгу «Если б не было тебя», а потом признался, что сам пишет стихи и попросил их прочитать. Так он проник к нам в дом, а спустя какое-то время и переехал».

Поверить в то, что жизнь с подростками складывалась безоблачно, невозможно. О том, что довелось им пережить, Диана откровенно рассказала в своей книге «Чужие дети». И возможно, у этой истории не было бы счастливого конца, если бы не суровый, но справедливый и незыблемый как скала вклад отца в воспитание новых членов семьи.

«Все говорят о проблемах материнства и детства, а о проблемах отцовства, и зачастую его отсутствии, почти ничего не слышно. Так сложилось, что в нашей стране при возникновении сложностей мужчина сбегает первым. Он просто исчезает, забывая не только о жене, но и о детях, - недоумевает Денис. - Мне очень хочется, чтобы отцы активнее участвовали в воспитании детей и более осознанно подходили к своему отцовству, не перекладывая все заботы на хрупкие женские плечи».

В общении с подростками, не важно, кровными или приемными, Денис советует руководствоваться простыми вещами: созданием доверительных отношений, здравым смыслом и уверенностью в незыблемости установленных правил.

«Если удастся создать четкую систему координат, где правила и обязанности четко исполняются, то будет проще гасить всплески у детей и нивелировать эмоциональную составляющую, присущую мамам, - объясняет Денис. – И помните, если ребенок кричит: «Я тебя ненавижу!», скорее всего, он подает сигнал - полюби меня еще сильнее».

Начинать, по мнению опытного приемного отца, нужно с формирования отношений. И дальше шаг за шагом переходить к простым понятным действиям – вынести мусор, убраться в комнате, погулять с собакой – постепенно они как паутина опутают ребенка и многочисленными тонкими ниточкам привяжут его к новому дому. «С подростком надо разговаривать как со взрослым. У тебя есть такие-то права и обязанности, а у нас – такие. В нашей семье такие правила, давай их обсуждать и соблюдать», - поясняет Денис.

Также родителям предстоит принять богатый жизненный опыт подростка. В нем всего предостаточно – боли, потери близких, жестокого обращения, депривации… Не говоря уже о банальных бытовых вещах. По словам Дениса, он может не уметь выбрасывать мусор, класть сахар в чай и не знать, как сходить в магазин, но при этом он хорошо умеет курить, ругаться матом и у него ранняя половая жизнь.

«В этом вопросе он может вас консультировать. И к этому нужно быть готовыми, - предупреждает он. Со многими подобными вещами приходится разбираться именно папам».

Денис уверен, что отец в семье – это носитель несгибаемой воли, который не имеет права дрогнуть или начать сомневаться. Иначе все рассыплется, как карточный домик. А свою главную задачу он определил так - показать детям, как можно создать вокруг себя и близких благополучие, как жить осознанно.

«Я могу рассказать им, как течет вода и горит огонь, показать, как надо работать. В трудную минуту я всегда поддержу и приду на помощь. А когда что-то получается – похвалю и предложу взять новую вершину», - объясняет Денис, сумевший стать достойным примером для подражания для своих детей.

Тем, кто только думает о приемном родительстве, он советует начать со Школы приемных родителей: «За 72 часа специалисты там подробно расскажут о том, как развивается ребенок, что вы сами поймете, какой вы родитель, и у вас появится целое поле для исследования и развития. А вообще в приемном родительстве, как и в любой другой деятельности, важны две вещи - мастерство и талант. Поэтому изучайте, пробуйте, узнавайте новое и совершенствуйтесь».

Напоследок Денис поделился своим двумя главными мечтами. Он мечтает о том, чтобы адаптивный курс школы приемных родителей читали в старших классах средней школы. А еще о том, чтобы его опыт приемного родителя перестал быть подвигом, а стал чем-то обыденным и нормальным.

«В этом, конечно, есть нечто героическое, но это не подвиг, а осознанная позиция взрослого человека, который в этой жизни что-то знает, понимает, умеет и хочет что-то изменить к лучшему», - заключил он.

Вот такие разные папы, которые не побоялись взять на себя ответственность за воспитание своих детей (кровный или приемный никогда не имело значения), которые не сбегут из семьи, свалив все на маму (ты же сама хотела ребенка) и которые готовы откровенно делиться своим опытом с другими. Надеемся, их советы покажутся вам полезными.

 

Наталья Васильчикова

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

13 Июля 2020

НКО требуют создать государственную услугу сопровождения сирот в больницах

13 Июля 2020

В Госдуму внесен законопроект, согласно которому органы опеки смогут отбирать детей у родителей только через суд. Исключением станут случаи, когда сотрудники будут понимать: если не изъять ребенка сейчас, то в течение нескольких часов он умрет. Общественников этот пункт проекта возмутил — по их мнению, опеке предстоит прогнозировать смерть ребенка. Кроме того, они считают, что затянувшийся суд может угрожать жизни малыша. Эксперты и автор проекта Андрей Клишас рассказали «Газете.Ru» о недочетах и преимуществах инициативы.

11 Июля 2020

Наверняка в мире не найдется человека, который бы не слышал об усыновлении или удочерении. Это совершенно нормальный процесс – когда взрослый берет на себя ответственность за ребенка, даже если не состоит с ним в кровном родстве. Но как насчет животных? Оказывается, в мире дикой природы тоже хватает подобных примеров. Причем иногда усыновление происходит даже между представителями разных видов! Именно о таких необычных случаях мы сегодня и поговорим.

10 Июля 2020

Как физик-ядерщик начал защищать детей от мошенников, плохих директоров и решений властей и почему ему не нравятся «сиротские» НКО, ограничивающиеся проведением праздников.