16 Лет
Вот уже 16 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.
Помочь проекту

усыновите.ру

«У ребенка должно быть право на протест»: как проходит социальная адаптация детей-сирот

Проблема сиротства — это не только вопрос о том, как накормить и во что одеть ребенка, оставшегося без попечения родителей. Зачастую дети-сироты выходят из социально-реабилитационных центров без навыков жизни в обществе, что приводит к трагическим последствиям. Совсем другие практики — в образовательном центре «Точка будущего». Там дети-сироты включены в образовательный процесс и сразу учатся принимать независимые решения. Максим Аникеев, кандидат педагогических наук и разработчик концепции поселка приемных семей в «Точке будущего», рассказал «Ножу», как удалось реализовать этот проект, а также о том, с чего начинается успешная социальная адаптация детей-сирот.

 Исследование благотворительного фонда «Дети наши» утверждает, что лишь у одного из пяти сирот получается достичь личного благополучия. Эта цифра подтверждается вашей практикой?

— Есть трудность в том, чтобы отслеживать дальнейшую судьбу детей и проводить длительные исследования, как на них повлияло проживание в социально-реабилитационном центре или в принимающей семье. Никто такой статистики не ведет, она очень сложная.

Трудно понять, что такое благополучное устройство в жизни. Мы должны договориться, что имеем в виду. Например, получение работы, создание семьи, благополучный эмоциональный фон, самореализацию, ощущение счастья — что мы выберем?

— Давайте выработаем критерии.

— Таких критериев пока нет, но в нашем проекте мы видим адаптацию ребят так: это достаточная жизненная устойчивость и владение инструментами для самостоятельного планирования своего будущего. С точки зрения социальной адаптации для меня очень важно субъективное ощущение полноты жизни — ощущение отдачи от нее, чувство удовлетворения от того, что человек делает и что получает взамен.

Мы можем сказать, что дети, не адаптированные к обществу, испытывают трудности в освоении социальных ролей, новых видов деятельности — и это препятствует их успеху в школе, на работе, в личных отношениях.

— А что насчет трудоустройства, судимостей и зависимостей? Разве нельзя определить уровень социальной адаптации по этим параметрам?

— Не так просто в конкретной жизненной истории определить, что хорошо и что плохо.

Возьмем для примера трудоустройство. Мы считаем, что если ребенок вырос и нашел работу — это успех. Но ведь часто находят не ту работу, на которой действительно хотят работать. Потом ее бросают, находят новую — всё это сложные переживания.

Некоторые дети-сироты просто не готовы после совершеннолетия начать работать: им нужны время и социальный опыт, чтобы освоить позицию «я работаю — я зарабатываю — я независим и самостоятелен».

Кому-то нужно пять лет, кому-то два года, кто-то приспосабливается быстрее. Получается, что по формальным критериям определить, адаптирован человек или нет, очень сложно.

С криминалом тоже не всё так очевидно. Бывает, что ребенок нарушает закон и потом проходит сложный путь — например, попадает в исправительное учреждение. При этом самый важный вопрос здесь: с чем человек останется после такого опыта и поможет ли ему кто-то этот опыт проработать. Так, многие дети после реабилитации получают шанс вернуться в социум и пользуются этим шансом. Выходит, что и криминальная статистика для оценки успеха адаптации детей-сирот не годится.

— Почему у некоторых детей из социально-реабилитационных центров не получается приспособиться к реальной жизни?

— Детей не тренируют принимать самостоятельные решения. Приемная семья опекает, пытается выстроить максимально успешный сценарий и очень часто с тревогой следит за тем, как ребенок совершает ошибки.

— То есть залог успешной адаптации — обучение самостоятельности?

— Успешная адаптация — это сформированная жизненная устойчивость и владение инструментами для самостоятельного управления жизнью. Думаю, важно учить детей ставить цели, оценивать свои возможности, подбирать нужные инструменты для реализации задуманного и уметь анализировать результаты.

Приведу пример из своей практики. Юноша в 14 лет попал в приемную семью. Прожив с приемными родителями пять лет, он начал искать дело, в котором чувствовал бы себя уверенно. Занятия программированием и математикой дали ощущение собственной успешности, а родители нашли волонтеров, которые готовы были помогать с углубленным изучением языков программирования. Позже молодой человек поступил в Московский авиационный институт, начал осваивать профессию программиста, а через год стал подрабатывать. Сейчас он уже руководитель группы разработчиков в IT-компании.

Смысл этого примера в том, что приемная семья дала поддержку, заботу, помогла найти возможность реализовать вполне конкретную цель. Такой опыт обеспечивает уверенность в себе и своих силах: человек не боится пробовать новое, а это очень важно для адаптации.

Не менее важно спрашивать детей об их ожиданиях от жизни. Во многих социальных практиках, образовательных в том числе, мы почти не интересуемся этим. Гораздо чаще пытаемся объяснить ребенку, что есть набор опций, из которых нужно выбирать. Я уверен, что важно помочь ребенку самостоятельно сформулировать запрос — к жизни или к конкретной ситуации. Пусть этот запрос будет незрелым и детским, но он будет самоценным.

— В «Точке будущего» дети-сироты учатся вместе с детьми из изначально полных семей. Получается ли у них общаться и дружить между собой или бывают конфликты?

— Нужно понимать, что дети очень пластичны и сами никогда не формируют противопоставления «приемные — родные». Чтобы почувствовать разницу, детям нужен триггер, и часто это — оценка взрослого.

Иногда приемных детей называют «семейными бомжами». Это, к сожалению, перекочевало в пространство школьной жизни и стало социальным ярлыком.

Чтобы объединить в одном классе детей с разными жизненными историями, опытом и реакциями, нужно сначала выстроить отношения взрослых, которые будут удерживать определенные ценностные рамки. В первую очередь надо готовить педагогов — через обучение и погружение в тему инклюзии, регулярное общение с родительским сообществом класса. А уже затем переходить к самим детям — объяснять, как можно воспринимать людей с разными историями.

Многие не понимают, через что проходят приемные дети: брошенность, голод, насилие, непредсказуемое поведение родителей и родственников, бродяжничество, риск смерти и болезни, наблюдение насилия или смерти. Но зачастую невозможно по внешнему виду сразу определить детей с опытом сиротства.

У меня была такая ситуация. На одном семинаре с педагогами мы обсуждали инклюзию, и учителя переживали из-за отклоняющегося от нормы поведения детей из приемных семей: были опасения, что дети станут драться, воровать, ругаться матом. Я спросил, сталкивались ли они с подобным и могут ли привести реальные примеры. Оказалось, что никто не сталкивался, но опасения всё равно есть. Тогда я предложил небольшой эксперимент.

Я показал педагогам ролики: в одном была драка между детьми, в другом — истерика, в третьем — конфликт. И подписал эти ролики в духе «приемная девочка тиранит мальчика» и «приемный ребенок в истерике из-за того, что его лишили планшета». После просмотра каждый из педагогов мне четко объяснил, как поведение приемного ребенка отличается от поведения нормотипического — хотя последнего, надо сказать, просто не существует.

Смысл эксперимента в том, что во всех роликах — обычные дети из кровных семей. Несмотря на это, педагоги нашли признаки агрессивного или неприемлемого, с их точки зрения, поведения. И дело только в том, что у них была социальная установка: что хотели — то и нашли.

— То есть неусидчивость, нежелание учиться и агрессия не связаны с тем, что ребенок приемный?

— Не совсем. В педагогике есть термин «педагогически запущенный ребенок». Если описать простым языком, звучит примерно так: если на ребенка не обращать внимания и не обеспечивать ему новые впечатления и общение с людьми, скорее всего, у него возникнут проблемы, связанные с задержкой психического развития.

Причина этих проблем — отсутствие или дефицит общения со значимым взрослым, от которого зависит жизнь ребенка. Конечно, чаще всего такие проблемы возникают у брошенных детей. Но, к сожалению, в нашем обществе есть дети, которые даже в полной семье оказываются выключенными из семейных отношений.

— Может ли родителя заменить другой значимый взрослый?

— Родитель — это родитель, и найти ему замену, например, в школе невозможно. Главные родительские задачи — любить и защищать, оберегать и поддерживать. Но вместе с тем для развития ребенку необходимо взаимодействие с разными людьми. В этом смысле очень важна фигура наставника.

Появление новых людей, с которыми у детей складываются длительные отношения, становится очень важным фактором развития. Именно так выстраивается развивающая среда вокруг ребенка. Особенно это важно в работе с детьми-сиротами: новые люди восстанавливают интерес к миру вокруг, который когда-то был утрачен.

https://knife.media/adapt-adopt/?fbclid=IwAR3CQkV1wf4jgSffPqJ1R1twMFuVbrRd7bzt8EJc2lVbR4tCpSOCZBE6QAs

 

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

17 Января 2022

Бюрократический формализм, неоказание должной поддержки и помощи семье – лишь некоторые из проблем, с которыми сталкиваются люди, желающие взять опеку над детьми родственников. Часто здоровых детей зачем-то еще и госпитализируют

14 Января 2022

Рано или поздно приемным родителям приходится говорить с приемным ребенком о его биологических родителях. Разговор непростой, но неизбежный; начать его можете вы, а может – ребенок, который задаст вопрос. Как пройдет этот разговор, зависит во многом от семейной истории ребенка, от того, какие отношения между вами сложились. Родителю следует подготовиться к такой важной беседе и заранее решить, как её вести.

13 Января 2022

С детьми не всегда просто прийти к общему решению. В отличие от взрослых они живут моментом и не понимают, почему нельзя делать то, что хочется, и зачем нужны планы. А взрослые не всегда понимают, почему ребенок упрямится, обижается, перестает общаться. С приемными детьми этот вопрос стоит ещё более остро. Как научиться договариваться с ребёнком деликатно, уважительно, без нервов и истерик?

30 Декабря 2021

Страхи, чувство вины, неуверенности, сомнения – все это мешает приемным родителям сделать выбор или же становится препятствием уже в ходе жизни в семье с приемным ребенком. От каких-то страхов можно избавиться, какие-то опасения оказываются ложными, а некоторые пугающие моменты все же имеют под собой основу. Но в любом случае пускать ситуацию на самотек не стоит: нужна помощь и поддержка психологов и ресурсных родителей.