16 Лет
Вот уже 16 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.
Помочь проекту

усыновите.ру

Кровные дети и приемные дети: друзья или соперники

Как избежать борьбы за родительскую любовь и обрести большую и счастливую семью?

 

Решение взять в семью приемного ребенка – очень ответственное, но ответственность возрастает в разы, если в семье есть кровные дети. Как ребенок примет нового члена семьи? Хватит ли на всех родительской любви, времени и внутренних ресурсов? Как поступить, если что-то пошло не так и надвигается катастрофа. Ответы на эти и другие важные вопросы мы искали вместе с двумя приемными мамами ведущим экспертом проекта «Ресурсные группы приемных родителей в формате «Равный равному» Оксаной Кузнецовой и руководителем ассоциации приемных родителей «Столичная семья» Галией Бубновой.

 

«Мы нарушили все правила, и на наша жизнь превратилась в кошмар»

Семья Оксаны и Андрея Кузнецовых

В семье Оксаны и Андрея Кузнецовых семь детей: трое кровных и четверо приемных. Самой младшей всего 5, старшей уже 20, остальные погодки - от 10 до 14 лет. Оксана с детства знала, что станет приемной мамой. Не отпускали детские воспоминания: она, маленькая девочка отправляется жить к бабушке, потому что родился младший братик с проблемами со здоровьем и мама должна все время посвятить ему. То чувство обиды, одиночество и безнадежности Оксана не забыла до сих.

Муж понял и согласился. Но путь к приемному родительству оказался тернист: рождение старшей дочери, потом сына, небольшая квартира в ипотеку. Куда же еще и приемного? Но мечта подарить брошенному ребенку материнскую заботу не отпускала. И вот дети подросли, квартира куплена побольше, окончена школа приемных родителей…

«Мы с мужем рисовали себе идеалистическую картинку многодетной семьи. Мечтали, что возьмем девочку, чтобы у дочери была подружка, с которой они будут жить в одной комнате, играть в куклы и рукодельничать, и мальчика, который станет братом и товарищем младшему сыну. Мы согласовали наш план с кровными детьми, и они с радостью согласились», - рассказывает Оксана.

Но идеальные мечты разбились о реальность, к которой никто в семьи Кузнецовых оказался не готов. Первый тревожный звоночек прозвенел еще во время обучения в школе приемных родителей. «До тех пор мы ни разу не видели детдомовских детей и были уверены, что они очень похожи на наших», - вспоминает Оксана.

Второй тревожный звоночек прозвенел, когда Кузнецовы начали искать своего приемного ребенка. Оказалось, что подходящих мальчика и девочки, а в идеале брата и сестры, нет ни в Московской базе сирот, ни в окрестных городах. А те, что есть, либо с серьезными проблемами со здоровьем, либо с психическими проблемами в семье, либо с неопределенным статусом. Пришлось идти на компромиссы – расширять географию, корректировать желаемый возраст. Поиски заняли целый год, который как раз совпал с первым классом младшего сына.

И вроде все складывалось удачно, сын перешел во второй класс и стал более самостоятельным, а в Челябинской области нашлись подходящие брат с сестрой, и Оксана полетела знакомиться.

«Для меня тогда слова «коррекционный класс» и особенности развития звучали как приговор. Я не знала, что делать с такими детьми. И придумала такой тест: предложить детям выучить буквы «А» и «О» за конфетку. Если справятся, беру», - продолжает свой рассказ Оксана.

В тот раз девочка, которой недавно исполнилось семь, тест не прошла, в отличие от своего пятилетнего брата, который оказался более смышленым. Оксана тогда серьезно задумалась. Перед ней был ребенок с проблемами развития интеллекта – ее самый страшный страх на тот момент. Как поступить? Были слезы и долгие обсуждения с мужем и более опытными приемными родителями, которые, кстати, не видели в этом серьезной проблемы и коррекционный класс их тоже не сильно пугал… В итоге поиски были продолжены.

А потом появился семилетний Антон. Он с легкостью прошел проверку на «А» и «О» и даже попытался прочитать слово «конструктор» на коробке. Оксана была счастлива, и не слышала настойчивых предупреждений сотрудников детского дома об особенностях его поведения. Лишь искренне удивилась, когда сначала ей предложили взять его на пару дней, а потом оформили гостевое пребывания на месяц в семье, что для таких маленьких детей редкость.

«Свое странное поведения Антон продемонстрировал сразу же. Но об особенностях поведения предупреждали в школе приемных родителей, и тогда меня это не сильно насторожило. Я стала вспоминать занятия и штудировать всевозможные семинары и лекции. К концу первых двух дней он даже полез ко мне обниматься. И тогда меня было уже не остановить. Мы выдержали испытательный срок, прошли собеседования и забрали Антона», - говорит Оксана.

Потом произошло то, что часто происходит с приемными родителями. Оказавшись раз в детском доме, увидев этих детей, уже не можешь остановиться: у нас же благополучная семья, а значит можем взять еще.

«Психологи говорят, не надо забирать сразу двоих детей. Сначала одного адаптируйте, а потом берите второго. Но нам с мужем нужна была девочка. Я уже знала, что одну здоровую девочку точно не найду, поэтому искали сестер. И когда увидела в базе троих сестер, невероятно похожих на наших детей, совсем потеряла покой», - вспоминает Оксана.

Она признается, что была похожа тогда на цунами, оставить которое не мог никто, и преодолев все и вся, она забрала девочек из детского дома. Так семья Кузнецовых в течение полугода превратилась в многодетную с шестью детьми.

«Никакого сопротивления у кровных детей поначалу на было. Они очень чуткие, сразу же живо откликнулись, захотели помочь. Я помню, когда привезла Антона, сын Арсений радостно бегал по двору и кричал, что у него теперь есть брат», - мысленно возвращается в те дни Оксана.

Единственный вопрос, который тогда волновал детей, - где будут жить новые члены семьи. Эксперимент по совместному проживанию Антона и Арсения в одной комнате быстро провалился, и было решено выделить приемным детям гостиную, превратив ее в детскую.

А потом начался сущий кошмар, последствия которого сказываются до сих пор, хотя прошло уже почти шесть лет.

Главное, что пришлось понять и признать, что дети из детского дома – другие. Они могут громко кричать, плакать и смеяться без причины, крушить все вокруг, резать, ломать, бить и не подчиняться никаким правилам. Они могут часами доставать окружающих, без конца повторяя одно слово и бороться за внимание родителей, активно, даже агрессивно оттесняя кровных детей.

Это стало для всех сильнейшим шоком. Родной сын просил вернуть приемного мальчика назад. Да и сама Оксана с мужем не раз задумывались об этом, потому что справляться сразу с четырьмя приемными детьми было невероятно трудно. Но вернуть ребенка было еще страшнее. Это значило бы обречь всех, и взрослых, и детей, на еще одну серьезнейшую психологическую травму.

Справиться с «катастрофой» семье Кузнецовых помог психолог. Он смог объяснить, что в сложившейся ситуации никто не виноват, ни приемные дети, ни родители, ни тем более кровные дети. Но ответственность за принятое решение лежит на взрослых, и именно им предстоит постепенно, шаг за шагом, распутать этот сложнейший клубок, удовлетворяя потребности и приемных, и кровных детей. Начать предстояло с себя – научиться контролировать свои эмоции, говорить строгое «нет» и устанавливать жесткие правила, за нарушение которых неизбежно следовали санкции.

Непросто было выстроить и отношения между приемными и кровными детьми. Приемные как кукушата ринулись отвоевывать новое пространство, активно выталкивая кровных из зоны внимания родителей. Побеждал тот, кто громче крикнет или больнее ударит. В кровных детях тоже проснулось чувство собственничества, они отказывались делиться, рьяно оберегая свои вещи и свое пространство.

«Мне пришлось принять, что сразу большой и дружной семьи у нас не получится. Зато получилось две: папа-мама и кровные дети и папа-мама и приемные дети. Мы даже кормили детей отдельно – сначала приемных, а потом мы уже с кровными детьми. Это нас спасло», - рассказывает Оксана.

Пришлось освоить науку тайм-менеджмента и выделить всем время для общения. После того, как все дети приходили из садика-школы-кружков, Оксана сначала занималась с приемными детьми, но ровно в девять они отправлялись в кровать, и наступало время для сына Арсения. Целый час мама принадлежала только ему. А потом наступал час для старшей дочери. И так каждый день, без исключений. Чтобы не пострадали отношения с мужем, у старших Кузнецовых появились романтические пятничные вечера только для них двоих.

Дело пошло на лад, когда в семье родилась самая младшая Злата. Приемные дети будто заново родились и росли вместе с ней, восполняя то, чего были лишены. Они также сосали соски и лежали рядом с малышкой, радостно болтая руками и ногами. «Мы намеренно так обыграли рождение дочки, будто это было и их рождение», - поясняет Оксана.

Приемного ребенка Оксана сравнивает с броуновской частицей, которая неожиданно попала в ограниченный периметр новой семьи. Сначала она носится там хаотично, постоянно ударяясь о стенки и другие частицы (папа, мама, кровные дети). Каждое столкновение – шаг к тому, чтобы понять, как устроен этот новый мир. «В нашем случае таких броуновских частиц было четыре, и они контактировали не только с нами, но и между собой. Поэтому у нас процесс адаптации растянулся на несколько лет», - объясняет приемная мама.

Оксане и Андрею было тяжело признать, что их решение повлияло на жизнь родных детей. «Сын обвиняет меня в том, что я испортила ему жизнь: в его восемь лет она разделилась на до и после. И сейчас мы прорабатываем это с психологом, чтобы во взрослую жизнь он пошел без обид. Дочка мечтала стать логопедом-дефектологом и работать с детьми, но, видимо, эта банда так ее достала, что теперь она хочет иметь дело только со взрослыми», - не замалчивает проблемы Оксана, предостерегая других.

Все, о чем она сейчас мечтает – это чтобы их семейная лодка плыла дальше. Да, в какой-от момент они ее так нагрузили, что она чуть не утонула. «Мы чувствовали себя обманутыми: нам обещали год адаптации, а у нас она растянулась на несколько лет. Мы стали сомневаться в себе и думали, что уже не справимся. А все потому, что нарушили все правила: взяли погодок к кровному ребенку, взяли сразу четверых. Но мы выжили и справились, потому что вместе, потому что всегда с оптимизмом смотрим вперед», - не сдается Оксана.

Слышно, как дрожит ее голос, когда она рассказывает об успехах детей: «Мы складываем в сердце все успехи и удачи наших детей. Вот уже кровные и приемные стали мирно играть. Вот ребенок стал хорошо учиться, и его уже почти не ругают за поведение. Вот он нашел первого друга. Вот они мне первый раз пожарили яичницу на завтрак и приготовили чай. А вот он прижался ко мне и плачет, потому что узнал, что люди смертны, и боится, что мама умрет… И ты понимаешь, что все не зря. У тебя растут нормальные дети, которые уже декларируют ценности твоей семьи. Да, быть приемным родителем — это очень трудная работа, но ее обязательно нужно делать, потому что на кону человеческая жизнь».

Будущим приемным родителям Оксана Кузнецова советует научиться быть гибкими и готовыми меняться, подстраиваясь под обстоятельства. Никто не знает, как поведет себя приемный ребенок в семье, поэтому нужно быть готовыми ко всему. Но чтобы ни произошло, ни в коем случае не оставайтесь одни со своими проблемами, обязательно говорите друг с другом и с детьми, не отказывайтесь от помощи психолога. А лучше всего найти его заранее, чтобы он помог подготовить

 

«Если вы не будете уважать мнение своих кровных детей,как сможете воспитать приемных?»

 

Семья Галии и Алексея Бубновых

У Галии и Алексея Бубновых трое кровных детей, одна удочеренная и девять приемных детей. Еще одного приемного ребенка они вернули в кровную семью.

Приемные дети в их семье появились как-то просто и органично. Галия много лет работала в детском доме и в сопровождении приемных семей. Кто такие детдомовские дети в ее семье знали очень хорошо. И никто из кровных детей (тогда им было 17, 13 и 11 лет) особо не удивился, когда родители предложили взять в семью еще и приемных. Появление каждого нового члена обсуждалось на семейном совете, и решение принималось единогласно.

Это правило нарушили лишь однажды. Младший сын поставил родителям лишь одно условие: берите сколько хотите девочек, но только не мальчиков. Некоторые взрослые в таких ситуациях либо не обращают внимания на мнение ребенка (мол, мал еще, чтобы что-то советовать) или просто обвиняют его в эгоизме и равнодушии и делают по-своему. В семье Бубновых так не принято. «Если ты не уважаешь мнение и потребности кровного ребенка, как будешь растить приемного?», - спрашивает Галия.

Но мальчик в семье все-таки появился. И первое время сын категорически отказывался его принимать. «Упрекнуть его в этом я не могла, - вспоминает приемная мама. - Мы пытались наладить между ними отношения в течение двух лет. А потом я решилась на запрещенный прием. Мы сели рядом, и я ему говорю: «Дима, я понимаю, мы пошли наперекор тебе. Ты согласился с нашим решением, и я тебе очень благодарна. Но, понимаешь, мне очень жалко этих детей. Можешь представить себе, что я вдруг исчезну из твоей жизни? А у этих детей мама исчезла. Но мы можем подарить ему возможность жить нормальной жизнью в нормальной семье. Не лишай его счастья называть кого-то мамой». После этого они, конечно, братьями на стали, но отношения улучшились».

Избежать многих проблем в отношениях между детьми, семье Бубновых помогает знание детской психологии и четкое следование правилам. Все приемные дети младше кровных, чтобы сохранить иерархию между детьми и избежать ненужных конфликтов. Более того, детишки приходили в дом маленькими, и к школе уже почти становились «домашними», перенимая устои и традиции приемной семьи.

Также незыблемо в семье Бубновых охранялось личное пространство кровных детей – они всегда оставались в своих комнатах, и никто не просил их потесниться. «Очень важно, чтобы условия жизни кровных детей менялись минимально», - поясняет Галия и добавляет, что они открыто проговаривали с детьми, что может измениться и как лучше выстраивать отношения. Кровные дети должны быть уверены, что в любой момент они смогут сказать «нет», что их место в семье не пошатнется.

Организовать для всех свой уголок – непросто, но возможно. В семье Бубновых сами придумывают мебель и собирают ее своими руками. Зато у каждого есть своя кровать, шкаф, стол и укромное пространство.

Галия убеждена, родить еще одного ребенка или взять приемного – это решение взрослых. Им и нести весь груз ответственности. Это не значит, что старших детей не надо привлекать к воспитанию младших, но желание помочь должно идти от них самих, а если заставлять – это вызовет только негатив. Поэтому Галия просит старших детей о помощи. «Могу попросить посидеть с мелкими, чтобы я могла быстрее все доделать и освободившееся время провести вместе», - рассказывает она. – «И дети охотно откликаются. Вот сейчас мы с вами можем спокойно поговорить, потому что старшие играют с младшими в настольные игры».

Дети-помощники – хорошее подспорье для родителей. Но за мир и гармонию в семье отвечают все-таки взрослые. И им нужно не только отменное физическое здоровье, но и огромные внутренние силы. «Ищите ресурсы друг в друге, - советует Галия. - Не замалчивайте проблемы, говорите друг с другом. У нас с мужем, например, случился кризис на шестом и седьмом ребенке – брат и сестра двух и трех лет. Дети были очень сложные, орали без конца, у пацана «оживали» игрушки и «бегали» за ним. При всем нашем опыте мы впервые столкнулись с проблемами по психиатрии. В какой-то момент мне стало так страшно, что захотелось закрыть глаза, открыть – а этих детей нет. Не сразу, но призналась в этом мужу. Оказалось, он чувствует то же самое. Так мы поняли, что оба – нормальные, просто очень устали. И стали вместе из всего этого потихоньку выбираться».

В семье Бубновых все держится на любви. Любви родителей друг к другу и своим детям. Любить приемного ребенка – особый дар. «Я очень люблю приемных детей, но это любовь скорее как к племянникам. Мы знаем, что у них есть вторая семья, с некоторыми родственниками даже поддерживаем отношения. Я уважаю их право на ту семью и не могу присвоить их себе полностью», - объясняет Галия.

Но если что, она встанет за своих детей горой. И даже был случай, когда пришлось проявить характер и открыто вступиться за приемных дочек. Справедливость была восстановлена, а доверие к маме выросло в разы.

Кстати, дочками приемных детей Галия стала называть не сразу. Одна из кровных дочерей была против. Ей было важно, что дочери в семье – она и ее сестра. Но спустя три года, она уже об этом и не вспоминала и искренне удивилась, когда мама спросила у нее разрешение называть и приемных дочками. «На тот момент ей было это важно, и я ее услышала, а потом проблема рассосалась сама собой», - поясняет Галия.

Как таковых конфликтов между кровными и приемными детьми в семье Бубновых никогда не было. Вероятно, из-за разницы в возрасте. Но приемные дети, бывает, начинают выяснить отношения между собой. «Когда старшим приемным дочерям было по 8-10 лет, у нас образовался отряд боевых куриц. Иногда случались настоящие петушиные бои. Если понимала, что могут разобраться сами, не вмешивалась. Детям нужно учиться самостоятельно разрешать конфликты. Если ситуация накалялась, то всех разнимала и отправляла «отдыхать» в коридор. Посидели, подумали, градус спал, теперь можно на свежую голову выяснить, что случилось. Умение доругаться и выйти из конфликта – очень ценное качество. И мы используем такие ситуации, чтобы что-то проговорить, объяснить», - объясняет Галия.

Лучшая награда для родителей видеть, как кровные дети принимают приемных и искренне радуются их успехам, прибегают и кричат: «Мама, смотри, она вот этому научилась и это смогла!».

Но еще большая радость для родителей, когда приемные дети начинают рассуждать как домашние. «Как-то приходит ко мне Танюшка и спрашивает, а долго ли живут дети с синдромом Дауна, имея в виду нашу Соню. И продолжает: «Мама, а когда вас с папой не станет, можно я ее возьму в свою семью? Она же не может остаться одна». Таня приняла наши ценности, поняла, что такое семья и что своих бросать нельзя. Вот ради этого мы и живем».

 

Советы будущим приемным родителям от Галии Бубновой:

- Начните со школы приемных родителей и знакомства с другими приемными семьями. Также нужно обязательно погрузить в тему кровных детей. Расскажите им, что есть дети, которые остались без родителей, их некому любить и поцеловать на ночь. Покажите им фильмы, мультфильмы передачи о детях из детских домов и приемных семьях. Договоритесь и сходите в гости в приемную семью, посмотрите, как они организуют быт, какие заведены правила. Так, вы хотя бы будете представлять с чем можете столкнуться. Если не будет подготовки, может случиться шок. А пока вы от него отойдете и разберетесь, что к чему, время будет упущено, а детям нанесен урон.

- Как есть правила дорожного движения, написанные кровью на дорогах, так и есть правила приемного родительства, выработанные в мировой практике. Идеальным считается вариант, когда приемный ребенок на несколько лет младше кровного, так сохраняется иерархия и уважение к старшему. Но я лично знаю случаи, когда семьи с маленькими детьми брали подростков и прекрасно жили вместе. Есть семьи, где дети почти ровесники, и у них тоже все хорошо. Но это было осознанное решение родителей, и они знали на что шли. Самое страшное, когда приходит мама и говорит, что увидела в базе девочку 12 лет и хочет взять ее в подружки своей 12-летней дочери. Спрашиваешь ее, а вы понимаете, что это совершенно два разных ребенка? В глазах – непонимание. Ну как можно проводить такой эксперимент над собственным ребенком, приемным и над собой? Я за гигиену приемного родительства. Прежде всего родитель должен подумать о безопасности и сохранности своей семьи. Иначе дело может дойти до возврата, а это травма, которая ни для кого не пройдет бесследно.

- Я советую первое время больше внимания уделить именно кровным детям. Многие удивятся: как же так, ведь приемному внимание нужнее, его же нужно отогреть и адаптировать. А вы взгляните на ситуацию глазами ребенка: в семью пришел чужак, который захватил часть территории, отвлекает на себя все внимания мамы и папы, а ты только и слышишь: имей совесть, поделись, подвинься… Наши дети так воспитаны, что не никогда не сознаются, что им плохо. Они скорее поверят в то, что это они плохие и поступают неправильно. А в итоге замкнуться в себе, оставшись один на один со своими страхами. Да, от родителей потребуется вдвое больше сил, чтобы ресурсов хватило на всех детей. Но это того стоит, чтобы спустя несколько лет услышать от своего кровного  ребенка: «Мне было так страшно, но вы меня так любили и поддерживали, что я расслабился и был по-настоящему счастлив».

 

Автор - Наталья Васильчикова

 

Материалы подготовлены с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов 

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

27 Сентября 2021

В Совете Федерации сообщили ряд подробностей о согласованных межведомственной рабочей группой поправках в Семейный кодекс. По сведениям “Коммерсанта”, одобрено в общей сложности 77 предложений, касающихся общих вопросов семейно-правового регулирования; комплекса мер защиты ребенка при наличии обстоятельств, представляющих угрозу его жизни и здоровью; семейно-правовой ответственности и защиты детей, оставшихся без попечения родителей.

17 Сентября 2021

21-22 сентября состоится Форум директоров учреждений, осуществляющих стационарное социальное обслуживание детей-инвалидов

16 Сентября 2021

По словам замминистра просвещения, опыт и практика воспитания детей в кровных, приемных семьях доказывает свою эффективность и большую гуманность

10 Сентября 2021

АНО Центр развития социальных проектов при поддержке Фонда "Абсолют-Помощь" приглашает приемных подростков в возрасте от 14 до 18 лет к участию в социально-образовательном проекте "ВыборПрофи".