15 Лет
Вот уже 15 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.
Помочь проекту

усыновите.ру

«Подросток в семье опекуна - бабушки и роль службы сопровождения в разрешении проблем подросткового возраста»

1.jpg

  • Описание кейса полностью

Бабушка по отцовской линии (69 лет) оформила опеку над внуком Сашей, когда ему исполнилось 3 года, а ей 57 лет. Ее муж умер, отравившись некачественной водкой. Родители Саши злоупотребляли алкоголем, воспитанием ребенка не занимались (зачастую он оставался дома один, не кормленный и неухоженный), нередко били его, находясь в абстинентном состоянии. После одного такого случая он попал в больницу. Родители были лишены родительских прав. Вскоре отец Саши умер, повторив судьбу своего отца. Мать уехала в другой город и судьбой ребенка больше не интересовалась. Саша скучал по родителям, пару лет часто спрашивал, когда они вернутся. Бабушка старалась избегать этих разговоров. Она очень тревожилась, что Саша повторит судьбу ее сына. Все свое время бабушка, практически, проводила с внуком (когда подрастал сын, ей приходилось много работать, на общение и занятия с ребенком времени оставалось очень мало), занималась с ним, учила читать и рисовать, всегда гуляла с ним на детской площадке, следя за тем, чтобы он не общался с «нехорошими» детьми. Вплоть до шестого класса бабушка провожала мальчика в школу и встречала после уроков. Саша в первые годы опеки буквально «вцепился» в бабушку. Он не хотел отпускать ее, плакал. Когда она возвращалась сердился на нее, не хотел к ней подходить. К младшему школьному возрасту, Саша успокоился, стал хорошо учиться в школе, занимался музыкой, много читал. Неоднократно Саша просил бабушку записать его в какую-нибудь спортивную секцию, но бабушка не соглашалась, опасаясь за его и без того слабое здоровье.

Когда Саше исполнилось 13 лет, его «как будто подменили». Он стал все хуже учиться, прогуливать школу, дерзить бабушке. У подростка появились новые друзья, которые очень не нравились бабушке, и она запрещала внуку с ними общаться. Но, невзирая на запреты, он вместе с ними прогуливал школу, допоздна пропадал на улице. Саша начал курить, периодически бабушка ощущала от внука запах алкоголя. В 14 лет Саша практически перестал посещать школу, стал чаще выпивать, имел неоднократные приводы в милицию за драки, был поставлен на учет в КДН и ЗП. На все вопросы, уговоры и упреки бабушки отвечал одно: «Отстань, ты мне не мать, я сам решаю, что мне делать или не делать!» Ближе к 15 годам Саша стал «футбольным фанатом», участились приводы в милицию за участие в массовых драках. Он стал воровать у бабушки деньги «чтобы попасть на матчи», отсутствовал дома по нескольку суток. Она обратилась в органы опеки и попечительства и поставила вопрос об отмене опеки. Бабушка чувствует себя беспомощной и несчастной.

Разбиение кейса на смысловые/событийные части
Анализ событий, которые пережили Бабушка и ее внук Саша до установления опеки над ребенком

 

Бабушка по отцовской линии (69 лет) оформила опеку над внуком Сашей, когда ему исполнилось 3 года, а ей 57 лет. Ее муж умер, отравившись некачественной водкой. Родители Саши злоупотребляли алкоголем, воспитанием ребенка не занимались (зачастую он оставался дома один, не кормленный и неухоженный), нередко били его, находясь в абстинентном состоянии. После одного такого случая он попал в больницу. Родители были лишены родительских прав. Вскоре отец Саши умер, повторив судьбу своего отца. Мать уехала в другой город и судьбой ребенка больше не интересовалась.

 

         Попробуем разобраться, что же произошло

         Саша до 3-х лет воспитывался с родителями, которые злоупотребляли алкоголем. Представление о мире у такого ребенка зависит от состояния абстиненции родителей. Требования к ребенку и сам стиль воспитания непоследовательны: за одно и тоже поведение ребенок может получить подарок и быть наказанным. Именно к 3-м годам у ребенка формируется стремление соответствовать требованиям взрослых, представление о том, что хорошо и что плохо. Ситуация в родительской семье Саши не позволяет сформировать ему представления о правилах и нормах поведения (что хорошо – что плохо), о доброжелательности и безопасности мира, о людях, которым можно доверять.  

         Саша рос в ситуации, когда его потребностями и нуждами пренебрегали самые близкие ему люди, от которых он полностью зависел. Более того, он переживал и эпизоды жестокого обращения.

 

Жестокое обращение с детьми – действие (или бездействие) родителей, воспитателей и других лиц, наносящие ущерб физическому или психическому здоровью ребенка.

Выделяют несколько видов жестокого обращения: физическое, сексуальное, психическое (эмоциональное дурное обращение) насилие, отсутствие заботы (пренебрежение основными потребностями ребенка). Жестокое обращение с ребенком, обычно непреднамеренное, является результатом неконтролируемой ярости или плохого настроения.

Большинство родителей, жестоких со своими детьми, говорят, что они чувствуют себя виноватыми после того, как причинят боль своему ребенку или обидят его. Они сами страдали от жестокого обращения. считают, что быть родителем — значит держать детей в строгости. Они откликаются на плохое поведение своего ребенка единственным известным им видом наказания — физическим насилием

 

         Такое отношение к ребенку замедляет его развитие, снижает возможности формирования навыков гигиены и самообслуживания, нарушает его базовую потребность в доверии и привязанности к близким. У него формируются негативные ожидания в отношении доступности и надежности окружающих, и в той же степени формируется психологическое восприятие собственного «Я», как несостоятельного и недостойного.

         Жестокость - одним из самых пугающих видов поведения родителей, вызывающим у детей неразрешимый парадокс, в котором объект их привязанности одновременно является источником и их безопасности и их страха. Пренебрежение нуждами, жестокое обращение ребенок переживает как отвержение его со стороны родителей.

         Родители не могли стать для Саши надежной базой привязанности. В таких условиях у ребенка формируется «ненадежный тип» привязанности, что в дальнейшем стало пусковым механизмом его нарушенного поведения в подростковом возрасте.

 

Типы привязанности ребенка

 

Надежная. Дети с надежным типом привязанности обычно сильно расстраиваются, когда их покидают взрослые, и счастливы, когда те возвращаются. Когда они напуганы, то будут искать утешение именно у взрослых. Несмотря на то, что эти дети могут утешиться в присутствии других людей, они явно предпочитают родителей незнакомым людям.

Родители детей с надёжным стилем привязанности, как правило, больше играют со своими детьми, а также оперативно реагируют на потребности своих детей

 

Тревожно-амбивалентный тип. Дети очень сильно огорчаются после ухода матери, а после её возвращения цепляются за нее, но практически сразу же её отталкивают. Матери редко берут ребенка на руки, не выражают эмоций, часто оставляют на попечение других людей, активно вмешиваются в игры, говоря «что нужно» и «как правильно». У ребенка формируются представления, что «никому нельзя доверять», «близкие отношения опасны». Амбивалентность взаимоотношений с матерью проявляется в том, что ребёнок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому — «привязанность–отвержение» — попеременно, а иногда практически одновременно.

 

Амбивалентный, тревожно-сопротивляющийся тип привязанности характерен для детей, чьи родители непоследовательны. Они то «заласкивают» ребёнка, то взрываются, обижают его, часто несправедливо наказывают, бьют, делая и то, и другое бурно и без объективных причин. Этим родители (преимущественно мать, так как отец часто в таких случаях либо отсутствует, либо не принимает участия в непосредственном воспитании ребёнка) лишают ребёнка возможности как понять родительское поведение и приспособиться к нему, так и осознать родительское отношение к себе.

 

Избегающий тип. Дети с избегающим типом привязанности стремятся избегать родителей и воспитателей. Это избегание часто особенно заметно после периода разлуки. Они не способны отказаться от внимания родителей, но и не ищут заботы или контакта. Дети с избегающей привязанностью не оказывают предпочтения родителям перед совершенно незнакомым человеком.

 

Дезорганизованная привязанность.  «Выжженная душа» - при уходе матери ребенок застывает, а при ее возвращении убегает от нее. Когда мать берет на руки, ребенок переживает сильное напряжение и страх, что может привести его в состояние ступора. Чаще всего бывает при жестоком обращении или когда мама находится в состоянии депрессии.

 

Симбиотическая привязанность. Не отпускает маму от себя ни на шаг, постоянно привлекают к себе ее внимание, «а ты точно-точно меня любишь?», очень болезненно реагируют на то, что мама отворачивается от него, общается с кем-то еще.

 

         Далее Саша переживает и неожиданную смерть отца, и неожиданное исчезновение матери, что также переживается как внезапная утрата. Переживание внезапной утраты близкого человека более разрушительно действует на ребенка по сравнению с ожидаемой потерей. Для ребенка это становится психической травмой. Тем более, что отношения с отцом и матерью были небезопасны для Саши.  До тех пор, пока мать рядом, у ребенка сохраняется надежда заслужить ее любовь или, по крайней мере, получить доказательство того, что он не отвергнут. Для ребенка легче пережить смерть родителя, с которым он находился в безопасных взаимоотношениях, чем того, от которого он находился во враждебной зависимости. (Д.С. Рейнгольд).

 

Переживание утраты детьми так же, как и у взрослых, проходит 5 стадий:

шок, отрицание, гнев, вина и принятие. Если у ребенка нет возможности пройти эти стадии, переживания уходят вглубь и начинают разрушать его  психику.  Однако у ребенка могут отсутствовать явные проявления горя, такие как плач или вербальное выражение эмоций, но присутствовать признаки скрытого переживания утраты в виде изменений поведения и невротических симптомов. У детей горевание часто имеет волнообразный характер, когда всплеск эмоций сменяется относительным успокоением.

Шерри Элридж описала особенности поведения, свидетельствующие о страдании ребенка в зависимости от возраста. В 3 года для ребенка характерно: цепляние за взрослого, плач без причины, частые вспышки неконтролируемого гнева.  Он не может играть один, оставаться один; требует доказательства любви авторитарным способом; не терпит расставания, если сам его не желает.

         Однако привязанность к родителям, хотя и ненадежная, была сформирована. В результате психическую травму Саши усугубляет и разрыв привязанности.

         Бабушка также переживает две неожиданные смерти близких людей. Ее мужчины в двух поколениях умирают один за другим по одной и той же причине, которая становится (возможно была и в предыдущих поколениях) повторяющейся патологической моделью поведения мужчин в семье. От достаточно большой семьи в результате остаются два «осколка»: бабушка и внук. Бабушка уже в немолодом возрасте оформляет опеку над трехлетним мальчиком и вынуждена выполнять в отношении ребенка все недостающие семейные роли: матери, отца, бабушки и дедушки, что, безусловно, ей трудно. При этом в голове она держит страшный семейный сценарий: мужчины спиваются и неожиданно умирают. Возможно, что это ждет и ее внука. Надо сделать все, чтобы спасти его.

 

Семейные сценарии, это повторяющиеся из поколения в поколение шаблоны поведения членов семьи, которые складываются и поддерживаются семейной историей. Это представления человека, осознанные или нет, о том, как могут сложиться судьбы ее членов. Семейные сценарии позволяют их спрогнозировать. Нередко они программируют членов семьи на определенное поведение.

 

Анализ событий, которые произошли в ходе опеки до поступления Саши в школу

 

         Саша в первые годы опеки буквально «вцепился» в бабушку. Он не хотел отпускать ее, плакал. Когда она возвращалась сердился на нее, не хотел к ней подходить. Саша скучал по родителям, пару лет часто спрашивал, когда они вернутся. Бабушка старалась избегать этих разговоров. Она очень тревожилась, что Саша повторит судьбу ее сына. Все свое время бабушка, практически, проводила с внуком (когда подрастал сын, ей приходилось много работать, на общение и занятия с ребенком времени оставалось очень мало), занималась с ним, учила читать и рисовать, всегда гуляла с ним на детской площадке, следя за тем, чтобы он не общался с «нехорошими» детьми. Вплоть до шестого класса бабушка провожала мальчика в школу и встречала после уроков.

 

         Попробуем разобраться, что же происходит в это время

 

         Бабушка и внук переживают горе и утрату родных. Саша то спрашивает о них, то плачет, то успокаивается. Пару лет он как бы забывает, что родителей нет, ждет возвращения не только матери, но и отца.  То есть, он как бы «застревает» на стадии «отрицание», что не позволяет ему переработать горе. Это поддерживается нежеланием Бабушки обсуждать трагические события, объяснить ребенку, что же произошло доступным, не пугающим ребенка способом. Попытка игнорировать Бабушкой переживания утраты собственные и внука также не позволяет ей перейти на этап «принятия». Все это повышает ее тревожность и стремление изолировать внука от внешнего мира. Саша демонстрирует ненадежный тип привязанности.

         Бабушка пытается обрести в маленьком ребенке стабильную базу привязанности, заполнить собой его время и пространство, доказать ребенку, что только ей можно доверять, а всех других необходимо опасаться. Фактически, она закрывает границы своей семьи, изолируя себя и ребенка и игнорируя возможности окружения помочь им. Гиперопекой внука Бабушка пытается избавиться от чувства вины и в отношении своего сына и не допустить повторения его судьбы внуком.

 

Анализ событий, которые произошли в ходе опеки, когда Саша пошел в школу

 

         К младшему школьному возрасту, Саша успокоился, стал хорошо учиться в школе, занимался музыкой, много читал. Неоднократно Саша просил бабушку записать его в какую-нибудь спортивную секцию, но бабушка не соглашалась, опасаясь за его и без того слабое здоровье.

 

Попробуем разобраться, что же происходит в это время

 

         К младшему школьному возрасту Саша выровнялся в интеллектуальном плане. В целом, его развитие соответствует возрастной норме. Он как младший школьник испытывает потребности в высокой двигательной активности. Саша взрослеет и начинает испытывать потребность в сепарации от Бабушки, ее гиперопеки и постоянного контроля. Такую возможность он видит в спортивной секции. Бабушка не в состоянии принять эту потребность. Сепарация Саши – это для нее еще одна потеря. Все, что она может сделать, чтобы не позволить отделение, это не разрешить пойти в секцию. Бабушка ведет себя авторитарно, пользуясь тем, что ребенок зависим от нее и пока еще не может ей противостоять.

 

 4.Анализ событий, которые произошли в ходе опеки, когда Саша достиг старшего подросткового возраста

 

         Когда Саше исполнилось 13 лет, его «как будто подменили». Он стал все хуже учиться, прогуливать школу, дерзить бабушке. У подростка появились новые друзья, которые очень не нравились бабушке, и она запрещала внуку с ними общаться. Но, невзирая на запреты, он вместе с ними прогуливал школу, допоздна пропадал на улице. Саша начал курить, периодически бабушка ощущала от внука запах алкоголя. В 14 лет Саша практически перестал посещать школу, стал чаще выпивать, имел неоднократные приводы в милицию за драки, был поставлен на учет в КДН и ЗП. На все вопросы, уговоры и упреки бабушки отвечал одно: «Отстань, ты мне не мать, я сам решаю, что мне делать или не делать!» Ближе к 15 годам Саша стал «футбольным фанатом», участились приводы в милицию за участие в массовых драках. Он стал воровать у бабушки деньги «чтобы попасть на матчи», отсутствовал дома по нескольку суток. Бабушка явно перестала справляться с воспитанием внука. Она обратилась в органы опеки и попечительства и поставила вопрос об отмене опеки. Бабушка чувствует себя беспомощной и несчастной.

 

Попробуем разобраться, что же происходит в это время

         Подростковый кризис усугубил потребность Саши в сепарации от Бабушки. Отношений в семье подростку стало явно недостаточно. Это соответствует задачам развития старшего подростка.

Некоторые особенности развития старших подростков

Чувство взрослости. Духовная и физическая жизнь подростка перемещается из дома во внешний мир, отношения со сверстниками становятся крайне важными для него. Наступает этап определенного обесценивания родителей. У подростка формируется «чувство взрослости», т.е. они хотят, чтобы к ним относились как к взрослым, расширяли границы дозволенного, позволяли делать то, что ранее запрещали. Для мальчиков объектом подражания становятся люди, которые ведут себя как «настоящие мужчины»: обладают силой воли, выдержкой, смелостью, мужеством, выносливостью, верны дружбе. Поэтому мальчики в 12–13 лет начинают больше внимания уделять своим физическим данным: записываются в спортивные секции, развивают силу и выносливость.

Отношения со взрослыми. В поведении подростков отмечаются демонстративность, внешнее бунтарство, стремление освободиться из-под опеки и контроля взрослых. Они могут демонстративно нарушать правила поведения, вести себя грубо особенно с близкими взрослыми, становятся неуправляемыми, все делают наперекор старшим, не подчиняются им, игнорируют замечания (подростковый негативизм) или, наоборот, могут замкнуться в себе. У них утрачивается привычка подчиняться взрослым. Они бунтуют против неравноправных отношений со взрослыми.

 

 Отношения со сверстниками. Подростки стремятся быть принятыми сверстниками, обладающими, по их мнению, более значимыми качествами. Именно в сверстниках они начинают искать стабильную базу привязанности. Они становятся чрезмерно подверженными влиянию со стороны сверстников, боятся оказаться «белой вороной». Ведущей деятельностью подростка становится общение со сверстниками. Подростку не сидится дома, он рвется к товарищам, хочет жить групповой жизнью. Проблемы, возникающие во взаимоотношениях со сверстниками, переживаются очень тяжело. Для привлечения к себе внимания сверстников подросток может пойти на все, даже на нарушение социальных норм или открытый конфликт со взрослыми.

Поведение. У подростков появляется склонность к риску. Им кажется, что они могут справиться с любой проблемой. Но на деле это не всегда так, потому что они еще не умеют адекватно оценивать свои силы, не думают о собственной безопасности.

 

У подростков отмечается низкая устойчивость к стрессам. Они могут действовать необдуманно, вести себя неадекватно. Хотят «испытать все, пройти через все». Подростка притягивает все, что ранее находилось под запретом. Многие из «любопытства» пробуют алкоголь, наркотики, начинают курить. Если это делается не из любопытства, а из-за куража, может возникнуть психологическая зависимость от наркотических веществ, хотя иногда и любопытство приводит к стойкой зависимости.

 

         Подростковый кризис у Саши усугубляется, с одной стороны, незавершенной травмой, связанной с утратой родителей, с другой, ригидностью поведения Бабушки, которая также не может завершить ситуацию травмы и очень боится, что внук реализует патологический сценарий семьи: алкоголизация и внезапная смерть от нее мужчин. Длительная травматизации снизила способность семьи к совладанию с семейным стрессом и не позволяет Саше переработать свою травму, а Бабушке стать более сензитивной к потребностям и состоянию внука. Она пытается его жестко контролировать, а уровень ее недоверия к нему все время возрастает.  Саша воспринимает свою Бабушку как сверхкритичную и авторитарную. В результате внук находит друзей, которых бабушка отвергает. Среди них он чувствует себя принятым, не осуждаемым. Они удовлетворяют и его потребность в маскулинном поведении, риске, желание пройти через все. Это приводит его конфликтам с законом.

         Страхи Бабушки, способствующие изоляции семьи, отсутствию поддержки из окружения, приводят к тому, что она перестает справляться с воспитанием внука. Бабушка, которая вынуждена выполнять все семейные роли, не имеет возможностей их качественно выполнить. Ей уже 69 лет. Она измучена тревогой, незавершенными переживаниями горя и утраты, предчувствием катастрофы, к которой, как ей кажется, движется Саша, самоизоляцией. Она не в состоянии обеспечить внука ощущением предсказуемости и понятности, а также выполнить доброго и справедливого руководителя, давать постоянную поддержку и защиту.

 

Из книги Гордона Ньюфелда «Не упускайте своих детей»

Гордон Ньюфелд, специалист по привязанностям между детьми и родителями, в своей книге пишет, что дети плохо ведут себя тогда, когда в силу возраста не могут справиться с проблемой и со своими эмоциями самостоятельно. Это «слезы тщетности». Ребенок не верит, что может сделать что-либо с таким количеством обступающих его проблем и угроз. Разными способами он обращает на себя внимание. И стоит родителю, обняв его, подать сигнал «я рядом, со мной ничего не страшно» или «я помогу», как равновесие восстанавливается.

Но, к сожалению, большинство родителей не делают этого. Беспокойство ребенка переходит в обиду и замкнутость. Негативные чувства с течением времени становятся застарелыми. Нормальная привязанность замещается болезненными: зависимостью от «стаи» сверстников и массовых трендов, от алкоголя, химических веществ и секса.

 

Описание помощи, оказываемой семье.

Работа с семьей по алгоритму кризисного сопровождения

         Команда сопровождения: специалисты органов опеки и попечительства, психологи, учителя школы, в которой ранее обучался Саша, социальный педагог, семейный психолог; привлеченные специалисты: взрослый психотерапевт, репетиторы, тренер спортивной секции по футболу. Куратором случая был назначен социальный педагог.

Привлечение семьи к получению услуги по сопровождению

Специалистом органа опеки и попечительства в службу сопровождения замещающей семьи были направлены бабушка - опекун и ее 15 летний внук. Бабушка не справлялась с пубертатным кризисом внука и была на грани отказа от опеки. В случае отказа бабушки подростка ждали бы социальный приют, детский дом, в лучшем случае - чужая приемная семья. Телефонные переговоры с бабушкой и внуком были проведены социальным педагогом службы.  Им было выдвинуто единственное условие: прийти на прием вместе в назначенное время. Переговоры проходили достаточно сложно. Семья сопротивлялась возможному вмешательству, однако к такой грубой сепарации (помещение в социальный приют) ни бабушка, ни внук не были готовы. Опекуном было подписано заявление с просьбой предоставить ей услугу по сопровождению.

Первичный прием (продолжительность приема - 60 минут).

В службу бабушка пришла первой. Внук опоздал минут на 20. Но прием не начался без Саши. Все ждали пока он не придет.

На приеме бабушка печальна, напряжена, жалуется на поведение внука. Переживания ее амбивалентны. С одной стороны, чувствуется ее ожесточенность по отношению к подростку, с другой, бессилие и беспомощность. Саша угрюм, раздражен, обвиняет бабушку в том, что  она к нему постоянно придирается и не дает жить, как когда-то не давала жить его отцу.  Она реагирует слезами, что еще больше раздражает внука.

Каждого просят нарисовать, как они представляют свою семью в динамике какого-нибудь действия с «облачками» реплик или мыслей. Саша в центре рисует себя и бабушку. При этом фигура бабушки выше его. У нее большие глаза и преувеличенные кисти рук. Контуры одежды прорисованы неровно, линии прерывисты. Голова излишне большая. Бабушка стоит, буквально нависая над внуком. Фигуры расположены очень близко друг от друга. Ее реплика: «Ты опять ничего не делаешь. Никуда не пойдешь». Себя Саша рисует сидящим за столом, спиной к бабушке. Он играет на компьютере. Виден только его профиль. Его фигура непропорционально маленькая. Мысль Саши: «Надоела! Заткнись!». В верхнем левом углу Саша рисует маленькую женскую фигурку. Контуры ее тела заштрихованы, неровны. На вопрос: «Кто это?» -  отвечает, что это мама. Угрюмо молчит, когда его спрашивают, что она делает, говорит, думает? На рисунке бабушки внук значительно младше своего возраста, а она в 69 лет - согбенная старушка лет 90. Ситуация опасна: на ребенка может упасть кирпич. Она крепко держит его за руку, пытаясь спасти.  Но внук так и шагает навстречу опасности. Обе фигуры маленькие, расположены внизу листа. Бабушка поясняет: я не знаю что делать, чувствую, что мне его не спасти, как не смогла спасти его отца.

На вопрос специалистов, что бы бабушка и внук хотели изменить в своей жизни, ответ звучат достаточно стереотипно. Внук: чтобы она не приставала ко мне. Бабушка: чтобы он меня уважал. На следующий вопрос: что было бы, если бы это уже произошло? – внук говорит, что вернулся бы в школу. Бабушка о том, что была бы счастлива, так как кроме этого ей в жизни ничего не надо.

Специалисты на протяжении всего приема демонстрируют поддерживающее поведение, поощряя каждого члена семьи на высказывание своей позиции.

В завершении приема специалисты и члены семьи дают обратную связь друг другу. Содержание обратной связи специалистов заключается в:

оценке ситуации в семье как кризисной на основании описания поведения ее членов на приеме.

Например, Саше: «Когда я увидела, Саша, как ты тщательно прорисовываешь бабушку и располагаешь ее фигуру очень близко к своей, а потом сажаешь себя спиной к ней, то подумала, что на самом деле тебя мучают противоположные чувства. Ты эмоционально привязан к ней, но стараешься отстоять свою независимость и взрослость. Тебя злит, что она тебя достает и нередко несправедливо».

Бабушке: «Ваш рисунок семьи показал, что Вы очень привязаны к своему внуку, опасаетесь за него, чувствуете беспомощность и бессилие, когда нужно удержать его от опасности и что он не позволяет Вам это сделать»;

универсализации проблем семьи: в такой ситуации жить достаточно сложно, однако ситуация типична для семьи, где взрослеет подросток;
формулировании ресурсов семьи: желание изменить ситуацию, привязанность друг к другу, ориентация Саши на социальные нормы (желание закончить школу).

Бабушку и Сашу просят дать обратную связь о том, что нового они узнали о себе, своих взаимоотношениях.

Бабушку удивило, что внук видит ее такой властной и все контролирующей в то время, когда она постоянно чувствует свою беспомощность. Саша не увидел ничего нового, все это он и так знал.

При этом оба соглашаются на продолжение работы.

Специалисты раскрывают семье задачу следующего занятия: определить в чем состоит уникальность их семьи, а также каждого из них. Просят разрешение у опекуна и подопечного на необходимые телефонные звонки.

Домашнее задание (парадоксальное задание). До нового занятия (не позже, чем через 3-4 дня) не обсуждать ничего из того, что произошло на приеме. Ничего не менять в своих отношениях. На выяснение отношений отвести специальное время, ближе к ужину. При высказывании претензий друг другу продемонстрировать как можно больше раздражения и злости. Если в какой-то день не удастся поругаться, то на следующий день обязательно отвести на это время в два раза больше времени.

Первоначальные гипотезы и мишени

Саша в младенческом и раннем возрасте был лишен надежной базы привязанности из-за деструктивного поведения родителей. Можно предположить, что привязанность формировалась у него по амбивалентно - ненадежному типу. Условий для завершения работы с горем и потерей родителей у него не было: бабушка старалась эту тему с ним не обсуждать. Он знал, что где-то живет его мать, но никакой определенности по поводу нее и отношений с ней у него не было. Это способствовало развитию амбивалентности в его переживаниях горя утраты. В отношениях с бабушкой он искал надежную и стабильную базу привязанности. В первые годы опеки у него явно проявлялась амбивалентность в поведении привязанности.  До пубертатного возраста бабушка удовлетворяла его потребность в слиянии. Переход в пубертатный период развития вызвал потребность в сепарации, которую опекун удовлетворить не могла в силу собственных психологических проблем. Свои потребности в близости бабушка удовлетворяла исключительно в отношениях с внуком. Ее страхи и тревога по поводу его будущего способствовали развитию поведения гиперопеки и сверх контроля. Можно было предположить, что она также, как и внук, не имела в детстве надежной базы привязанности, не смогла ее создать и во взрослом возрасте. Как следствие она боялась сепарации ребенка и неосознанно способствовала его инфантилизации. Поведение сепарации вызвало у нее отвержение подростка.

На семейную ситуацию оказали негативное влияние и нарушения ролевой структуры семьи (бабушка, пытаясь выполнить роль матери, не смогла качественно выполнить ни свою, ни материнскую роль), закрытые внешние границы семьи, что усугубило запутанность внутренних границ, триангуляция нарушенного поведения Саши во взаимоотношения, хроникотизация конфликта, вертикальная семейная тревога, вызванная передачей паттернов аддиктивного поведения из поколения в поколение. Выдвинута гипотеза и о депрессивном состоянии бабушки.

Сделан вывод, что в настоящее время ситуация в семье вышла из-под контроля, и семья не в состоянии преодолеть кризис самостоятельно. Поэтому она нуждается в услуге кризисного уровня сопровождения.    

Консилиум. Результаты первичной встречи были представлены и обсуждены на консилиуме службы.  Это позволило определить состав команды сопровождения и куратора случая. По решению консилиума в команду вошли: штатные работники службы: социальный педагог, семейный психолог; привлеченные специалисты: взрослый психотерапевт, репетиторы, тренер спортивной секции по футболу. Куратором случая был назначен социальный педагог.

 

Маршрут кризисного сопровождения семьи

(Индивидуальная программа сопровождения семьи)

Этап I. Диагностический

Первый этап маршрута сопровождения – квалификация кризисного случая на основе комплексной диагностики семейной ситуации.

По результатам психологического обследования было подтверждено нарушение привязанности у бабушки по амбивалентно-ненадежному типу («Интервью о привязанности для взрослых» К.Х. Бриш[1]). Внук,  переживающий этап сепарации, перестал быть для нее «стабильной базой привязанности», ее травматические переживания, обусловленные потерей сына, не завершены. Все это вызывает у нее ощущение собственной беспомощности, жертвенности, способствует эмоциональному отвержению подростка. Внук вынужден жить в ситуации, где, практически, единственный близкий взрослый находится в состоянии депрессии (Опросник депрессии А. Бека), что ставит его в условия эмоциональной депривации. Для внука ситуация травмы, связанная с потерей родителей, не завершена. У него выявлены признаки посттравматического стрессового расстройства (тест РАДОТПД, Н.В. Тарабрина). Поведение сепарации, соответствующее задачам возрастного развития, в силу психологических проблем его семьи, нередко принимает у Саши деструктивные формы. Он ищет надежную базу привязанности в асоциальной группе, ради чего нарушает социальные нормы и правила. Это свидетельствует о том, что семья оказалась не в состоянии справиться со стрессом перехода в новый цикл своего развития. У семейной системы был диагностирован низкий уровень стрессоустойчивости, способности адаптивно и адекватно реагировать на изменения требований жизни, нарушения в ролевой структуре семьи («Опросник семейной динамики» адаптация А.Б. Холмогоровой, опросник «Семейные роли», адаптация А. Черникова). Выявленные нарушения «накапливались» в семейной системе из поколения в поколение. На основании теста «Генограмма» (Рарр Р., 1983; Nickols V, 1984; Richardson, 1994) была диагностирована вертикальная семейная тревога, выделены негативные паттерны поведения членов семьи (алкоголизм, суициды) на протяжении поколений. Ресурсными фигурами в семье, как правило, были женщины, страдающие от алкоголизма и деспотичности мужчин.

Диагностики сетевых ресурсов семьи указала на ее слабость и дефицитарность («Экологическая карта семьи»[2]). Боясь негативного влияния на ребенка, бабушка закрыла границы семьи и, практически, оказалась в изоляции. 

Обследование школьных компетенций позволило выявить множество «белых пятен» в знаниях Саши при уровне интеллекта выше среднего.

На основании комплексной диагностики семьи были выдвинуты ключевые задачи сопровождения:

Помощь в интеграции подопечного в образовательную среду;
Организация досуга;
Укрепление сетевых ресурсов семьи;
Помощь семье в переходе на новый этап своего развития;
Помощь семье в завершении семейной травмы (горизонтальной и вертикальной);
Помощь семье в формировании паттернов валидизирующих и поддерживающих отношений.

 

Этап II. Конструирование маршрута сопровождения

Разработка и утверждение прогнозного сценария сопровождения семьи

Членами команды сопровождения был разработан и представлен консилиуму 3 варианта прогнозного сценария Маршрута сопровождения семьи, которые включили в себя: анализ  внутренних и внешних факторов (условий) развития семейной системы, определяющих ее нуждаемость в получении услуг по кризисному сопровождению; обоснование  последовательности решения задач сопровождения, описание  ресурсов и препятствий (внутренних и внешних), которые могут оказать влияние на  результат  сопровождения и ожидаемые результаты. Эти параметры стали предметом экспертной оценки членов консилиума.

Рабочий вариант прогнозного сценария

Так как анализ факторов развития семейной системы представлен выше, то мы начнем прогнозный сценарий с обоснования последовательности решаемых задач. 

Первая задача, связанная с  интеграцией подопечного подростка в образовательную среду, будет решена в рамках разработанного педагогами Индивидуального образовательного маршрута - персонального пути преодоления трудностей в обучении через урегулирование отношений со школой, организации репетиторства, определения наиболее оптимальной формы обучения и предоставления образовательных услуг по данной форме, а также  организации выездного консультирования педагогов по вопросам   индивидуального подхода к обучению Саши. Будет использован метод построения жизненного проекта, который должен позволить  Саше определить свои жизненные цели и задачи, включающие профессиональное самоопределение, личностные качества и компетенции, необходимые для их реализации, способы их развития и достижения, внутренние критерии оценки собственной успешности. Данная задача соответствует пониманию своих потребностей Сашей, соответствует социальным нормам и не вызывает сопротивление ни со стороны самого подростка, ни со стороны его опекуна.

Задача организации досуга будет решена через в помощь в устройстве в футбольную секцию и организацию в ней наставничества над подростком.

 Это позволит укрепить сетевые ресурсы семьи. Этому будут способствовать  и включение семьи в группу психологической поддержки. При согласии опекуна к семье будет прикреплен наставник, который поможет принять помощь специалистов и справиться с семейным кризисом. Решение задачи оказания помощи семье в переходе на новый этап своего развития, прежде всего, будет осуществляться путем принятия новых семейных правил. Они должны урегулировать конфликты по поводу распределения домашних обязанностей, контроля над поведением подростка (время возвращения домой, проведения свободного времени, выбора круга друзей и т.д.), всего того, что позволит снизить уровень фрустрации, обусловленный необходимостью сепарации подопечного. Задача будет решаться и путем урегулирования семейных паттернов привязанности – сепарации, что позволит начать работу над  завершением семейной травмы (вертикальной и горизонтальной). Данный процесс требует значительных усилий как со стороны специалистов, так и со стороны самой семьи. При работе с вертикальной травмой в качестве основного метода будет использован метод реконструкции семейной истории, позволяющий осознать системные семейные паттерны поведения, найти более эффективные варианты решения задач, которые стоят перед семьей, актуализировать и мобилизовать энергетические ресурсы рода для поддержки актуальной семьи. Работа по завершению горизонтальной травмы будет опираться на метод  гештальттерапии «anfinish business», направленный на восстановление эпизодов травмы, проработку контакта с собственными чувствами в данных эпизодах,  а так же контактов в системе отношений со всеми значимыми персонажами, участвующими в травматических эпизодах. Формирование паттернов валидизирующих и поддерживающих отношений в семье будет происходить в ходе коммуникативного тренинга.

Дополнительной задачей сопровождения является лечение депрессивного состояния бабушки, которое будет проводиться психотерапевтом в условиях дневного стационара поликлиники.

В качестве ресурсов реализации Маршрута сопровождения были рассмотрены потребности самой семьи в урегулировании отношений, достаточно высокий уровень интеллекта подопечного, возможности специалистов команды сопровождения в организации комплексной помощи, наличие куратора, координирующего деятельность команды и обеспечивающего доступность семьи к услугам по  сопровождению. В качестве препятствий - недостаточный уровень мотивации Саши в профессиональном самоопределении; наличие паттернов социальной изоляции в семье; нарушения привязанности у опекуна и подопечного; неготовность к решению задач нового цикла развития семьи; высокий уровень семейной тревоги; депрессивное состояние бабушки.

В результате сопровождения ожидалось, что подросток останется в семье, будет успешно обучаться по программе, соответствующей его возрасту и уровню интеллекта, сделает осознанный выбор формы обучения и будущей специальности. У него появится автономное психологическое пространство в своей семье. Семья укрепит свою социальную сеть. Повысится уровень стрессоустойчивости в семейной системе, способности самостоятельно справляться с кризисными ситуациями.

Был определен и период кризисного сопровождения – 6 месяцев.

Членами консилиума был обсужден «пессимистический» вариант прогнозного сценария: семья уходит из услуги, подросток попадает в социальный приют, а также его «оптимистическую» альтернативу: через 3 месяца «кризисный случай» семьи «закрывается» на основании решения всех поставленных задач в Маршруте сопровождения, и она переходит на общий уровень сопровождения.

На основании представленной информации членами консилиума была сделана оценка вероятности альтернативных вариантов прогнозного сценария по 5-ти балльной системе, где 1 – реализация абсолютно невозможна, 2 – реализация практически невозможна, 3 – реализация возможна, но имеются препятствия 4- реализация возможна; 5 – реализация абсолютно возможна.  Пессимистический вариант был оценен в 3 балла. Оптимистический - в 2 балла.  Рабочий вариант - в 4 балла.

В соответствии с потребностями семьи на основании задач Маршрута сопровождения и рабочего прогнозного сценария членами команды были разработаны специальные программы сопровождения («Сопровождение Индивидуального образовательного маршрута»,  программа по коррекции взаимоотношений в семье), а также было  предложено стать участниками уже действующих программ («Школа будущего специалиста», «Реабилитационный досуг», Группа психологической поддержки).

Доведение до сведения и согласование с семьей алгоритмов и процедур реализации Индивидуального плана сопровождения семьи (маршрута сопровождения), подписание соглашений и договоров

 

Прием проводит куратор кризисного случая совместно с членами команды сопровождения. Куратор представляет семье каждого специалиста, говорит о его профессиональных компетенциях и достижениях.  Каждый специалист кратко представляет свою программу, обосновывает ее необходимость для семьи, раскрывает ее содержание, основные методы и формы работы, расписание занятий. Куратор предлагает календарный план реализации мероприятий Маршрута сопровождения. Поскольку в нем участвуют   привлеченные специалисты (взрослый психотерапевт, тренер футбольной команды, репетиторы), то с семьей обсуждаются и процедуры обеспечения доступа к их услугам.

После согласования мероприятий между службой сопровождения, с одной стороны,  и опекуном с подопечным, с другой, было подписано Соглашение, предметом которого стала реализация Маршрута сопровождения. В соглашении были описаны правила взаимодействия между семьей и службой, а также обязательства каждой из сторон. К нему был приложен календарный план мероприятий, перечень специалистов, их контакты, способы обеспечения доступа семьи к услугам.

После заключения трехстороннего Договора (Орган опеки и попечительства, Уполномоченная организация, опекун) о предоставлении услуги по сопровождению социальным педагогом было проведено занятие по составлению новых правил семьи и подписан Договор об их выполнении между Анной Михайловной и Сашей.

 

Этап III. Реализация Индивидуальной программы сопровождения семьи (маршрута сопровождения)

Маршрут сопровождения был реализован в течение 6 месяцев, в среднем занятия проходили не чаще двух раз в неделю, время занятий 1,5 -2х часа, время выполнения домашнего задания не менее 30 минут.

Наиболее сложными, вызывающими сопротивление семьи, как и следовало ожидать, оказались программы по коррекции их отношений и укреплению ресурсов социальной сети.

Мониторинг и оценка результатов  сопровождения семьи: в ходе реализации Маршрута сопровождения каждый специалист команды отслеживал динамику изменений в семье. В качестве основного инструмента использовался метод наблюдения. Ежемесячно в плановом порядке результаты отслеживания семейной ситуации обсуждались на консилиуме.

В первые три месяца динамика изменений была крайне нестабильна. Нередко создавалось впечатление, что изменения шли по типу «шаг вперед и два шага назад». Примерно в середине Маршрута ситуация достигла своего максимума. Саша не появлялся дома в течение двух суток. Когда он вернулся, бабушка устроила ему скандал, избила полотенцем. Внук поломал кухонный стол и ушел из дома, хлопнув дверью. Надо отдать должное профессионализму специалистов службы, он пошел к психологу команды, который вызвал бабушку для обсуждения и разрешения конфликта. После этого случая темп изменений значительно ускорился и, в целом, приобрел положительный вектор.

За две недели до окончания срока реализации Индивидуальной программы сопровождения было проведено мониторинговое обследование.

Социально-педагогический блок: «Экологическая карта семьи» Аттенева, Хартмана, адаптация В.Н. Ослон (респонденты – члены семьи); Полуструктурированное  интервью по интеграции подростка в образовательную среду (респондент – классный руководитель); Полуструктурированное интервью для членов семьи по оценке изменений их семейной ситуации, удовлетворенности результатами сопровождения и помощью специалистов.

Социально – психологический блок: «Интервью о привязанности для взрослых» К.Х. Бриш, «Кинестетический рисунок семьи» Хоментаускаса Г.Т., «Цветовой тест отношений» А. Эткинда, тест РАДОТПД Н.В. Тарабриной, «Опросник семейной динамики» в адаптации А.Б. Холмогоровой, опросник «Семейные роли» в адаптации А. Черникова, Опросник депрессии А. Бека.

На заседании консилиума была оценена эффективность реализации Маршрута сопровождения семьи на основании сопоставления прогнозных показателей и результатов их мониторинга и оценки.

 

Были сделаны следующие выводы:

Рабочий вариант прогнозного сценария был реализован полностью;
Динамика изменений в семье положительная. Подопечный остался в семье своего опекуна, успешно обучается по программе экстерната в соответствии со своим возрастом и интеллектом, посещает подготовительные курсы в МГТУ им. Н.Э. Баумана, выбрал будущую специальность Биотехнические системы и технологии. Саша получил соответствующую его возможностям автономию, что позволяет ему менее болезненно сепарироваться от опекуна, исполнять автономные роли. Ему выделено собственное пространство в квартире. Саша стал активно интересоваться судьбой своей матери, пытается найти ее, чтобы помочь. С бабушкой отношения носят достаточно ровный характер. Серьезных конфликтов между Анной Михайловной и Сашей, его уходов из дома не наблюдалось. Эмоциональное состояние бабушки улучшилось. Она пошла на работу. Поддерживающая сеть семьи расширилась и стала более ресурсной.

Семье рекомендован переход на общий уровень сопровождения.

Катамнез через 2 года. Саша успешно учится в университете и работает, продолжает жить с бабушкой, свои отношения характеризуют как теплые и дружеские. Саша нашел мать, которая воспитывает его трех сестер. Поддерживает и помогает им справиться с жизнью.

 

Тест для приемных родителей

Уважаемые родители, Вы прочитали кейс «Саша». Вам предлагается небольшой тест, где даются вопросы и несколько вариантов ответа. Необходимо выбрать верные с Вашей точки зрения ответы и обвести их кружочком

1.Какой тип привязанности сформировался у Саши:

a - Тревожно-амбивалентный тип
b - Амбивалентный, тревожно-сопротивляющийся тип
c - Избегающий тип
d - Дезорганизованная привязанность
все ответы правильные

 

Правильный ответ: а. Тревожно-амбивалентный тип

 

2.Чем вызвана психическая травма Саши:

a - Переживаниями внезапной утраты близкого человека
b - Разрывом привязанности с родителями
c - Невозможностью завершить «работу горя»
d - Все ответы правильные

Правильный ответ: d

3.Что заставляет Бабушку изолировать свою семью от внешнего влияния:
a - стыд за свою семью
b - страх, что Саша повторит судьбу мужчин ее семьи
c - страх перед отрицательным влиянием окружающих на Сашу
d - все ответы правильные

 

Правильный ответ: c.   страх перед отрицательным влиянием окружающих на Сашу

4.Что привело к хроническому конфликту в отношениях Бабушки и Саши:
a - незавершенные переживания психической травмы, связанные с горем и утратой близких
b - проблемы привязанности у Саши
c - невозможность Бабушки реализовать функции всех членов семьи для Саши
d - страх Бабушки повторения Сашей патологизирующих семейных сценариев
e - особенности подросткового кризиса Саши
f - все ответы правильные

 Правильный ответ: f

 

[1] Терапия нарушений привязанности. От теории к практике. Москва: Когито – Центр, с. 277-280.

[2] Ослон В. Н., Пимонов В. А. Сопровождение замещающей семьи: мишени и технологии помощи. Методическое пособие. М., 2009.  – 329 – 332 с.

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

21 Октября 2020

Доступна запись вебинара Дианы Машковой "Психотравмы приемных детей - История изучения психологической травмы"

21 Октября 2020

Правительство отклонило внесенные Мизулиной поправки в Семейный кодекс

20 Октября 2020

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова дала интервью телеканалу «Звезда». В нем детский омбудсмен ответила на главные вопросы, связанные с защитой детей и отношений семьи и государства. Кузнецова рассказала, какова реальная ситуация с иностранными усыновлениями, как снизилась доля детей-сирот и что нужно сделать, чтобы реформировать систему опеки и попечительства.

20 Октября 2020

В России тысячи приемных детей возвращают в детдома. Почему без семьи почти все они обречены?